Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
PhotoDecorMarket: не выставка ради выставки, а площадка для общения

PhotoDecorMarket: не выставка
ради выставки, а площадка для общения

#видео
PhotoDecorMarket: не выставка
ради выставки, а площадка для общения
18 июня 2018
Фото:Инна Музычук

Главный редактор журнала «Российское фото» Владимир Повшенко пообщался с фотографом Ириной Клименко об ее проекте PhotoDecorMarket, Весна 2018 ― маркете авторской фотографии для интерьеров и месте, где встречаются профессиональные фотографы, дизайнеры и ценители фотоискусства.

Владимир: Здравствуйте, друзья! Ирина, давай представим тебя читателям. Расскажи, как и когда ты пришла в фотографию, с чего начинала, как ездила в туры?

Ирина: Я пришла в фотографию лет 12 назад. Но серьезно и профессионально заниматься этим начала совершенно неожиданно для себя. Я много лет считала, что у меня «два левых полушария», думала, что это подходит карьере, скажем, инвестиционного консультанта. Много лет работала на топовых должностях в крупных компаниях вроде «Ренова» и «ЛУКОЙЛа», но все изменилось, когда во время беременности ко мне в руки попал фотоаппарат.

С этого все началось. Идея фотографии была спонтанной, но постепенно это увлечение начало занимать все больше времени. Потом была академия фотографии и множество мастер-классов...

Фото: Мария Арманд

Владимир: Кто был преподавателем в академии?

Ирина: Ольга Тупоногова. Она снимает в стиле фешн. За мои первые работы она меня здорово ругала. Я начинала тогда с цветочков и бабочек.

Владимир: Интересно. Мне казалось, что беременные женщины, если начинают фотографировать, то фотографируют детей.

Ирина: Ребенка тогда еще не было.

Фото: Сергей Толмачев

Владимир: То есть ты системно подошла к вопросу и начала тренироваться на бабочках...

Ирина: Да, причем очень гордилась своими фотографиями, даже распечатывала их, а теперь они просто лежат. Еще меня хвалили родственники, поддерживали, говорили, что хорошо снимаю. В то время я работала и параллельно много занималась фотографией. Знаете про десять тысяч часов, которые нужно наработать, чтобы стать мастером? Я столько не имела за плечами, поэтому не признавала себя фотографом.

После работы в корпорации открыла свой бизнес. У меня были амбиции и большое издательство, которое семь лет было достаточно известным в своей сфере. Серьезный специализированный журнал. И все равно мне было сложно назвать себя фотографом. Но я поняла, что хочу быть по-другому причастной к фотографии, не только снимать. И тогда возникла идея виртуального конструктора выставок — встроенных галерей на базе UNIX. Я сама придумала концепцию, вложила много денег в проект, очень гордилась им. Но когда мы выкатили первую версию, оказалось, что это вообще никому не нужно.

Это был шок. Ведь я была куратором, отучилась на кураторском курсе РГГУ. Оказалось, все, что было сделано, не нужно людям, и целевую аудиторию мы изначально определили неправильно. Пришлось отказаться от идеи быть директором, покончить с амбициями и признать себя просто фотографом.

Пришлось снова делать то, что и раньше. Я поехала в Европу и сделала выставку про внутреннюю тишину. И заметила, что делаю много фоторабот, которые могли бы жить в интерьере. С одной стороны они нейтральны, а с другой ― несут специфическую атмосферу. Фотографии не давят, но дают возможность размышлять. Это снимки, которые не имеют отношения к обыденности.

В некотором смысле меня можно назвать идеальным фотографом для интерьеров. Слышала, многие говорили, что декор ― это низкий жанр. Но мы (я имею в виду любого фотографа, вне зависимости от того, что он снимает) хотим, чтобы наши работы висели в домах. Только приходим к этому через фестивали, выставки, конкурсы, галереи. И если фотограф сильный, пробивает себе дорогу, то его снимки оказываются в интерьере. Но такой путь совершенно нельзя контролировать, мы полностью оторваны от человека, который покупает работы. Можно получить за это деньги, но нельзя получить никакой обратной связи и той самой энергии, которая помогает двигаться дальше.

Я прошла этот путь и побывала на всех московских выставках. Участвовала в конкурсах, фестивале Voice off в Арле, где провела целый месяц и продала немало работ. У меня была персональная выставка в прекрасной галерее, а также глубокий и красивый проект «Внутренняя тишина». Работы из этой серии могли бы висеть в домах. Общение с людьми ― это ценный опыт. Человек не только слышит тебя, видит твои фотографии, но еще и чувствует их, забирает частичку тебя. Девчонки, которые были со мной, говорили что я свечусь от этого обмена энергией.

Фото: Алексей Красников

Владимир: Кажется, это происходило во Франции?

Ирина: Да, был, к тому же, языковой барьер, приходилось общаться по-английски. Тогда меня впервые посетила мысль о площадке для авторов, где можно почувствовать этот кайф, общаться глаза в глаза и получать обратную связь.

Второй раз я вернулась к этому вопросу, когда поняла, что не могу организовать эту площадку одна. Можно говорить о фотографии как об инвестиционной покупке, о статусной вещи. Но мы верим, что фотография ― это, в первую очередь, искусство для людей и про людей. Она меняет нас и дает что-то кроме самого изображения. Такая площадка должна быть, но стало ясно, что в одиночку это сделать невозможно. Получилась бы выставка ради выставки, а это было нам не нужно.

Однажды, год назад, в середине февраля, мне позвонили с предложением сделать выставку-маркет на «Флаконе» в рамках дизайн-маркета. До события оставалось три недели, а у меня не было ничего, даже участников. Только Елена Малышева и еще несколько знакомых; остальных участников маркета я не знала. И за три недели мы все собрали и сделали, практически на коленке. И продали 120 работ из 390. Какой это был восторг! Мы получили огромное количество откликов; тусовка авторов, партнеров и покупателей была совершенно фантастической. Мы поняли, что важно общаться, а не просто продавать. Так зарождалось нечто новое.

Второй маркет мы сделали уже через полгода здесь, в «Artplay». Собрали 50 авторов, но неправильно выбрали дату проведения ― она совпала с днем города. Не все те, кто хотел прийти на маркет, смогли дойти до нас.

Фото: Инна Музычук

Владимир: А сегодня ваше мероприятие совпадает с 23 февраля.

Ирина: Ничего страшного, люди будут. Вчера на 23-го, на открытие, пришли все, кого мы пригласили. И сегодня обязательно придут, проснутся и придут.

Владимир: Получается, фотографы, которые участвуют в маркете, получают обратную связь, отзывы, энергию. Или вознаграждение и признание?

Ирина: И то, и другое. Пока мы готовимся к маркету, мы много общаемся, изучаем каждого автора. Ребята собирают портфолио так, чтобы ярко выделялся авторский стиль. Пусть это не выставочный проект, но все равно собранный в единую стилистику проект. В процессе работы мы делаем пробы, изучаем разные бумаги, решаем, будет ли автор лимитировать работы или нет, сколько будет стоить работа. Когда долгая подготовка к маркету завершается автор выходит на сцену, к зрителям. Он может сравнить себя с другими такими же сильными авторами, получить обратную связь, и в итоге он чуть больше понимать про себя и свою фотографию.

Владимир: Это как тренинги по продажам?

Ирина: Мможно и так назвать, но мы учимся продавать в практических условиях и на своих работах. Только так можно понять, что нужно клиенту.

Владимир: Я иду по маркету, и меня никто не хватает за руку. Не говорит: купи-купи.

Ирина: Ну мы так не делаем. гости сами подходят к авторам и начинают общаться

Фото: Елена Малышева

Владимир: Расскажи про технологии и про партнеров. Я знаю, что ваш проект поддерживает «Fine Art Print» и «Фотолаб». Какова их роль?

Ирина: Я очень благодарна нашим партнерам, потому что они дают нам очень большие скидки и много делают для наших авторов. Поскольку мы пытаемся внедрить эту эстетику в российский рынок, мы не можем сильно задирать цены. Наши партнеры наши же друзья, перед маркетом они днями и ночами работают с авторами, а у авторов с каждым новым маркетом требования к качеству печати повышаются.

Нас также поддерживает сообщество дизайнеров и архитекторов. Вчера был закрытый показ для дизайнеров, пришло очень много профессионалов. мы вступили в две ассоциации. одна из них ― ассоциация специалистов предметного дизайна, которая развивает именно российские бренды предметного дизайна. вторая ― ассоциация дизайнеров и декораторов интерьера. ее членами являются все топовые российские дизайнеры. Ассоциации нас очень поддерживают и помогают развивать новую площадку, которая может помочь дизайнерам в выборе фотографий для своих проектов. Мы хотим научиться говорить на языке дизайнеров и архитекторов. ведь когда они ищут работы в интерьеры, они в первую очередь думают о стилистике, атмосфере, настроении пространства, а не о том, что будет изображено на фотографии на стене. Найти по тегам такие работы практически невозможно. да и за покупкой фотографии, как правило, лежит гораздо больше, чем просто яркий акцент на стене. фотография хороша тем, что позволяет раскрывать персональные смыслы человека. Когда дизайнеры задумывают проект, они говорят про стилистику, атмосферу, настроение работы. Подборки, общие для дизайнеров, невозможно найти в обычном фотобанке, для них просто не существует хэштегов. Чтобы собрать эти подборки и заинтересовать покупателей, нужно понять, что лежит за этими фотографиями.

Владимир: Можешь привести пример?

Ирина: Недавно мы делали интерьер для одной женщины-психолога, она очень красивая, сдержанная дама. Квартира у нее соответствующая, стильная и строгая. Заказчица объяснила, что она хочет черно-белые авторские фотографии, и чтобы на них были деревья или европейские улочки. мы начали расспрашивать подробнее, чтобы узнать больше. Поняли, что на самом деле это история про внутренние путешествия. Ведь мы не всегда имеем возможность путешествовать в те места, где нам хороша. а фотография может нас приблизить к ним. Мы выбрали и представили заказчице 60 черно-белых фотографий разных авторов, где были классные графические деревья. Из них она выбрала 20. Мы сделали 10 композиций, из которых больше всего ей понравилась одна. После того как работы разместили в интерьере, заказчица прислала фантастический отзыв: «Я разговариваю с этими фотографиями, я как будто проникаю туда, это словно мое окно в Европу». У каждого заказчика есть своя струна, и узнавая детали можно попасть точно в цель.

Фотография — это невероятный медиум. Она не требует перевода. через нее можно раскрывать персональные человека. мы даже сделали комплект метафорических карт из фотографий, наподобие «имаджинариума». В них можно играть по-разному. и это тоже про фотографию в интерьере, точнее про фотографию в доме.

Владимир: Фотографии представлены ограниченными тиражами? Насколько это значимо для тех, кто приходит их покупать? Насколько важно это чувство обладания чем-то уникальным?

Ирина:

Несмотря на то, что среди наших гостей есть и коллекционеры, у меня, например, покупатели никогда не спрашивают про тираж. Есть правила игры, которых надо четко придерживаться, если лимитируешь работы. У нас есть авторы, которые это делают и оформляют тиражи по всем законам жанра. и тут речь идет о повышении статусности работ и имени самого автора. Можно иметь такую позицию — я автор, и я создаю наследство своими работами, и тогда нужно ждать такого покупателя, для которого это важно. Есть и другая позиция — если я много снимаю, то почему бы не сделать так, чтобы как можно больше людей могли иметь мои работы. А я много снимаю и только небольшая часть работ у меня лимитирована. это, как правило, выставочные проекты.

Я могла бы играть в эти игры и заявив лимитированный тираж, повысить стоимость работ, но я не хочу оказаться перед выбором, когда ко мне придет дизайнер и скажет: это то, что мне нужно, но в другом формате.

Фото: Елена Мартынюк

Владимир: То есть тебе интересно, чтобы твои работы жили в как можно большем количестве домов?

Ирина:Да, конечно. Но если говорить дальше про тиражность, то российский рынок продажи фотографий пока настолько не развит, что даже если мы не лимитируем тиражи, мы все равно продаем лишь единицы экземпляров. Но мы сейчас формируем этот рынок и надеюсь, он будет расти.

Владимир: Что нового вы внедряете на рынке?

Ирина: Знаешь, я тут рассказывала о маркете студентам мосартшколы, которую создала мой преподаватель на кураторском курсе РГГУ — Елена Куприна-Ляхович. Она слушала меня и сказала, что мы создаем действительно много инноваций. Сам маркет, как площадка, все процессы, связанные с подготовкой авторов, открытое общение авторов между собой, новый формат общения с профессиональными и частными покупателями, мы хотим избавить дизайнеров от той работы, которой он не должен заниматься — техническими деталями производства работ. Сейчас общение фотографа и дизайнера складывается обычно так: дизайнер делает запрос на сюжет, фотограф подбирает работы и дальше дизайнер должен сам думать, как лучше ему напечатать фотографии. А ведь в этом процессе столько тонкостей, столько новых материалов, которые дизайнер не обязан знать.

Владимир: Получается, что фотограф вешает свою работу на дизайнера?

Ирина: Да, представь, что дизайнер покупает не фотографии, а плитку. Когда он приходит в магазин, ему не говорят, знаете, у нас есть три вида глины, вы из какой будете лепить плитку. Ему продают решение под ключ. ему предоставят полный перечень. то же самое с фотографией. Конечно, сейчас маркет — это как маленький ребенок, он требует много сил, но я верю, что через пару лет он наберет обороты и в россии в домах будут висеть хорошие фотографии

Владимир: Это очень хорошее начинание, ты молодец. Скажи, есть ли у тебя критики?

Ирина: Представляешь, нет. Один раз, после интерьвью на www.photographers.ru началось обсуджение, в которым самым острым вопросом было то, что я начинала делать этот проект на те деньги, которые мы собрали, не вкладывая собственных средств. У меня было принципиальное решение вкладывать деньги в проект, только когда он начнет жить. Сейчас мы уже много вложили, и в сайт в том числе, много сделали, чтобы маркет был красивым и удобным. Маркет, как мероприятие, вряд ли когда-то будет окупаться. деньги в этом проекте будут генериться за счет онлайн продаж, а оффлайн маркет — это наша презентация. Я не хочу поднимать организационный взнос, ведь авторы много вкладывают в печать и оформление работ

Владимир: Это очевидно.

Ирина: Нет, не для всех, Володь. Иногда фотографы спрашивают, а окупятся ли 20 тыс. рублей за участие в маркете. Я говорю, что не 20 тыс. на самом деле, и сразу не окупятся. Но постепенно да, потому что все непроданные работы перейдут на сайт и будут продавать не только в рамках онлайн-маркета.

Фото: Александр Абалихин

Владимир: Кто тебе помогает развивать проект? Одной невозможно справиться с такой работой.

Ирина: Ну во-первых, у меня есть команда. а потом, реально маркетом занимается около 50 человек. Это и партнеры, и волонтеры и сами авторы очень помогают.

Владимир: Сколько заявок на участие приходит от фотографов?

Ирина: На каждый маркет приходит по 200 заявок, но, к сожалению, тех, кто может пройти отбор не очень много.

Владимир: А сколько участников маркета?

Ирина: На этом маркет 35 авторов, на прошлом было 50. Мы собираем не просто фотографов, у которых есть хорошие фотографии, мы собираем людей, которые могут говорить языком фотографии.

Владимир: Расскажи подробнее об авторах.

Ирина: У нас есть прекрасные авторы, которые с нами с первого дня и участвуют уже третий раз. Маша Арманд, Лена Малышева ― это люди, с которыми я на одной волне. Есть новые авторы, например, Алексей Красников, который снимает на пленку и у него очень медитативные черно-белые работы. Есть лена мартынюк ― фантастическая фотохудожница. Лена — театральный фотограф и создает потрясающие фотофантазии. Есть Инна Музычук, которая приехала из одессы. Она — киношный человек, была режиссером, а потом нашла себя в фотографии. Есть Александр Абалихин, с его калейдоскопами. Кажется, что это фотошоп, а это особая система зеркал. Все работы снимаются одним кадром. Иногда невозможно в это поверить. Сергей Толмачев, прекрасный фотограф, который снимает воду. Каждый автор уникален по-своему, я всех люблю. Мы не говорим про то, хорошая фотография или плохая. мы говорим, подходит ли фотография в нашу нишу. Например, у нас есть автор — Вадим Щербаков. он классно снимает композитную фотографию, но в наш формат больше подходят его архитектурные работы, которые он сам не очень ценит.

У нас есть 10 критериев, по которым мы оцениваем заявки и там помимо самих работ, очень важно, чтобы автор был активным, хотел развиваться в направлении интерьерной фотографии и готов был вкладываться в себя. В итоге, к нам не попадают случайные люди. Хотя наши двери открыты и любой может попробовать себя, но для того, чтобы все получилось, нужно преодолеть эти десять критериев.

Фото: Вадим Щербаков

Владимир: Спасибо за интересный разговор! Ирина, что бы ты пожелала читателям?

Ирина: Хочу пожелать — идите вглубь себя, снимайте про себя. Не в смысле снимайте автопортреты. Это может быть пейзаж или стрит, неважно. Главное, ощущать, чувствовать себя в тот момент, когда ты снимаешь, размышлять о серьезных вещах. Пустые фотографии видно всегда. В любой работе отражается наш собственный мир ― с кем мы общаемся, что смотрим, о чем думаем. Увлечение фотографией меня очень изменило, дало понять, кто я есть, дало силы двигать большие проекты.

Снимайте про себя, и чем глубже будет ваш мир, тем интереснее получится фотография. Тем вероятнее, что она окажется на маркете или попадет в чей-то дом.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
черепаха
Гущин
Флэк