Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Jolie
Александр Миронюк: “С камерой в руках я уже почти 40 лет”

Александр Миронюк: “С камерой
в руках я уже почти 40 лет”

#портфолио #travelфотография
Александр Миронюк: “С камерой
в руках я уже почти 40 лет”
26 марта 2019

Снимок фотографа Александра Миронюка занял второе место в номинации «Пейзаж — день» на конкурсе 35AWARDS. Мы расспросили его о том, как был сделан снимок и о его многочисленных путешествиях.

— В каких номинациях 35AWARDS 2017 вы участвовали?

— Так как я в основном фотографирую пейзажи, то и принимал участие именно в номинации «Пейзаж, день».

Секретный изгиб реки Колорадо, Территория резервации племени Навахо, Гранд Каньон, Аризона


Брайс Каньон, Юта

Фото-призер 35AWARDS «Кипарисовые болота Джорджии»

— Расскажите историю снимка, занявшего призовое место: при каких обстоятельствах он был сделан?

— Снимок, который занял 2-е место в номинации (я победил в ней как лучший фотограф года по сумме всех работ), был сделан туманным ранним утром на одном из многочисленных кипарисовых болот в штате Джорджия, США. Там же была снята и вторая моя победившая фотография — кипарис, растущий в воде. Я постоянно пытаюсь найти новые сюжеты для своих работ и новые, не «затоптанные» не только фотографами, но и обычными туристами места, так что эти топи — практически идеальное место для подобных снимков. Два-три раза в год я выезжаю в разные сезоны в небольшие экспедиции в поисках новых болот, живу зачастую в палатке среди джунглей и плаваю по местным озерам и рекам на каноэ. Так было и с этими двумя снимками — просто пять дней жил на том живописном болоте и снимал кипарисы в разных погодных условиях и в разное время суток.

Кипарисовые болота Джорджии

Фото деревьев в тумане было сделано с берега со штатива в предрассветном тумане, укрывшем всю округу. А снимок отдельного кипариса — прямо с воды, когда я плыл на своем каноэ; от утреннего тумана осталась лишь небольшая полоска прямо у поверхности воды, а выше он уже почти развеялся, оставив лишь небольшую водную взвесь в воздухе, которой хватило, чтобы подчеркнуть первые лучи солнца, осветившие все озеро. Ну а в двух словах — все было как обычно: понадобилось долго искать сюжет, потом несколько раз приезжать на место в ожидании подходящей погоды и света, а после этого, наконец-то оказавшись в нужном месте в нужное время и в подходящих метеоусловиях, снять свой кадр за пару минут.

Третье фото, принесшее мне победу в конкурсе, было сделано в Нижнем каньоне Антилопы в Аризоне. Американский юго-запад можно смело назвать настоящим раем для фотографа-пейзажиста, настолько там необычный, можно даже сказать, крышесносный, ландшафт.

Кипарисовые болота Джорджии

А щелевые каньоны Аризоны и Юты (все тот же американский юго-запад) — вишенка на торте. Если обычно хорошие пейзажные снимки получаются в первые утренние и последние дневные часы, то в каньонах можно снимать практически целый световой день, ведь самое интересное здесь — это игра переотраженного солнечного света на высоких стенах довольно узкого прохода, и чем они выше, тем больше такой игры света. Все каньоны в тех краях извиваются, как змеи, благодаря чему освещенность внутри них меняется чуть ли не каждую минуту, и поэтому можно целый день бродить по одному и тому же ущелью протяженностью около километра и ни разу не повториться со снимком. Нет, композиции будут похожими, но освещенность сцены и подсветка всех залов и галерей — всегда разной.

Возвращаясь же к снимку, хочу добавить, что наиболее впечатляющие и зрелищные кадры, по моему опыту, получаются, когда фотографируешь каньон снизу вверх, зачастую просто лежа на спине на его дне. Именно так и был сделан этот кадр.

— Какие приемы и методы обработки использовали?

— Давайте начнем с того, что если взять наш конечный результат в виде снимка за простейшие математические 100 %, то обработка фотографии в Lightroom и/или Photoshop в этих 100 % при обычных условиях съемки составляет не более 10 % (мы не говорим о фотоколлаже), а 90 % и более — то, как вы подготовились к съемке и как именно снимали.

Они следят за тобой — Национальный Монумент Вермилион Клиффс, Аризона

Поэтому если мы говорим о первой моей работе, туманное утро, то редактирование было вообще простейшим — склейка горизонтальной панорамы из серии вертикальных кадров и, по большому счету, только увеличение контраста снимка, так как туманные сцены сами по себе слабоконтрастны.

Второе утреннее фото, кипарис, которое тоже не потребовало какой-то специальной технически сложной съемки, пришлось редактировать в несколько большем диапазоне средств постобработки. Дело в том, что на снимке были темные участки леса на противоположном берегу (здесь я «вытягивал» детали из почти черных теней), яркие участки света (их пришлось несколько приглушить), контраст водной поверхности немного увеличен, а там, где лучи осветили почти развеявшийся туман, — наоборот, понижен. Иными словами, с этим снимком я применял точечную коррекцию по различным участкам кадра.

Третий же снимок, каньон, был самым технически сложным из-за просто-таки огромного динамического диапазона кадра: практически полная чернота на дне ущелья и яркий свет на его краю и в небе. Здесь я могу сказать, что редактирование заняло примерно 40–50 % от итоговой картинки, поэтому речь об обработке фото следует начинать с того, как оно было снято.

Падаю в Небо — Нижний Каньон Антилопы, Аризона

Вход в пещеру Алибабы и 40 разбойников — удаленный и труднодоступный щелевой каньон в Юте

На сегодняшний день не существует в мире камеры, способной за один раз сфотографировать сцену так, чтобы были видны все участки кадра. Иными словами, характеристики динамического диапазона матриц современных камер еще недостаточны для съемки таких перепадов светов и теней. Используя штатив, я сделал порядка 20 кадров с разной выдержкой, начиная с 1/200 секунды и заканчивая 30 секундами. Из этих снимков нужно было собрать один. Затем я использовал сложную комбинацию 32 bit HDR (описывать ее здесь, наверное, будет излишним — желающие без особых усилий смогут найти информацию в Интернете) и ручного слияния (проявления) слоев, иногда с использованием luminosity masks, а на некоторых участках кадра исключительно в ручном режиме с помощью масок и кистей фотошопа. После этого осталась обычная обработка изображения с изменениями контрастов, затенением одних участков и осветлением других.

— Какое техническое оборудование вы использовали?

— Во-первых, я использую технику Canon. Этот выбор был сделан давно, где-то случайным образом, а дальше, с увеличением парка моих личных линз и камер переход на какую-то другую систему просто не имел бы смысла и означал финансовые потери. А так как камера — это всего лишь инструмент, то переход на другую систему я ни разу в жизни не рассматривал. Это я к тому, что снять отличную фотографию можно любой техникой, если знать все ее возможности, достоинства и недостатки. На сегодня в моем арсенале только камеры Canon 5D Mark III. Для фотографий кипарисов я использовал линзу Canon EF 70–200 mm f/2.8L IS II USM, а для съемки каньона пользовался линзой Sigma 12–24 mm f/4 DG HSM Art Lens for Canon EF. Штатив у меня RRS VC-34 Versa Series 3 с панорамной leveling base и штативной головой RRS BH-55 Ball Head.

Глиняная пустыня Бистай, Нью Мексико

— Почему, по вашему мнению, ваш снимок занял призовое место?

— Во-первых, мне хочется поблагодарить всех проголосовавших зрителей, участников и профессионалов за то, что мои фото прошли сложную и конкурентную многоступенчатую систему отбора конкурса до выхода в финал. Именно благодаря вашей высокой оценке я имею возможность сегодня здесь отвечать на эти вопросы. Именно вы изначально выделили мои работы из тысяч не менее достойных, отличных работ моих коллег по цеху. Конечно же, отдельная благодарность жюри за присуждение мне победы — я подозреваю, что у них был очень и очень непростой выбор, судя по уровню остальных финалистов.

Теперь вернемся к самому вопросу, который выглядит простым только на первый взгляд. Ведь есть фото, которые нравятся вам, есть фото, которые нравятся вашим друзьям, а есть фото, которые выигрывают конкурсы (и которые нравятся очень большому количеству людей, зачастую избалованных разными отличными фотографиями). Причем эти три категории далеко не всегда совпадают. Я уже многократно убеждался в том, что мои любимые кадры редко нравятся даже моим подписчикам в «Фейсбуке» и «Инстаграме». Чего уж далеко ходить: и в этом конкурсе выигравшая фотография — не самая удачная моя работа, на мой взгляд. Тут, наверное, все просто: у автора со снимком связано много чего еще, не относящегося именно к нему, — настроение, эмоции, переживания, какие-то действия за кадром, — что является его эмоциональной составляющей снимка. У обычного зрителя такого нет, для него существует только сам кадр, то, что на нем изображено, и то, как это ему представлено.

Морской Конек — Национальный Монумент Вермилион Клиффс, Аризона

Чтобы сделать хорошую пейзажную фотографию, нужно, во-первых, найти и увидеть сюжет. В самом лучшем варианте он должен быть уникален, но при современном уровне развития туризма, в век социальных сетей находить такие сюжеты становится все труднее и труднее. Практически все легкодоступные с точки зрения логистики красивые места уже, как говорится, зафотографированы до дыр. Далее нужно подобрать наиболее выигрышную для визуального восприятия композицию, а если речь идет о популярном месте, то попробуйте отойти от привычных, установившихся шаблонов и взглянуть на сцену с другого ракурса. Как по мне, именно это в пейзажной фотографии самое сложное — найти такой сюжет или, проще говоря, место, где возможно снять такое фото.

А дальше начинается та работа, которая в большинстве случаев и находится за кадром — нужно понять, в какое время года, время суток и при каких погодных условиях снимать этот сюжет. Очень и очень редко удается сделать такой кадр с первого раза — пришел, увидел, победил! Обычно это долгий, растянутый во времени процесс. Я бы сказал, что в среднем требуется минимум трижды прийти на точку съемки, чтобы получилась та самая, «правильная» фотография. Условно это выглядит так: вы приходите на место в первый раз, делаете кадр, а обрабатывая его, понимаете, что композиция должна быть чуть иной, снимать лучше не летом, а осенью из-за азимута солнца в это время года, и не утром, а вечером. Вы приходите на точку во второй раз в «правильное» время и ставите свой штатив туда, куда нужно, а погода вас не балует, и приходится возвращаться в третий, четвертый, пятый раз, чтобы сделать тот снимок, который хочется и который вы уже себе нарисовали в воображении.

Резюмируя, скажу, что фото, которое может выиграть конкурс, должно быть прежде всего по-своему уникальным, а не копией сотен тысяч уже отснятых работ. На этом конкурсе выиграли две мои фотографии кипарисовых болот. Много ли лично вы в жизни видели таких мест своими глазами?

Сон Сальвадора Дали — Глиняные пустыни San Juan Badlands, Нью Мексико

Трон инопланетян Глиняные пустыни San Juan Badlands, Нью Мексико

Кипарисовые болота и озера с кипарисовыми рощами, растущими прямо в воде, — это одна из самых необычных и удивительных экосистем, которая была широко распространена на юге США. Сегодня в это сложно поверить, но еще 150–200 лет назад они занимали более 75 % территории, прилегающей к Мексиканскому заливу. Сегодня, к сожалению, львиная доля их уничтожена мелиорацией, так что остались лишь островки некогда бескрайних топей.

Эти места из-за плохой, почти неразвитой инфраструктуры (ну какие там могут быть дороги и отели?) и не совсем благоприятного влажного и жаркого климата редко посещаются туристами и фотографами. Скорее, именно благодаря своей необычности, неизбитости и все еще относительной редкости подобных кадров снимки кипарисов в последние несколько лет привлекают к себе такое повышенное внимание.

Третья же моя фотография, принесшая мне победу, хоть и сделана в каньоне, снимков которого на просторах Интернета можно найти миллионы, зато снята с очень необычного ракурса.

— Расскажите, с чего началось ваше увлечение фотографией и как оно переросло в профессию?

— Лет, наверное, в девять-десять у меня появился первый фотоаппарат. По тем временам мне повезло — это был «Зенит». И лет до 17–18 я частенько закрывался в ванной комнате с проявителем, фиксажем и увеличителем. Потом я стал владельцем рекламного агентства в Киеве, где приходилось если не снимать самому, то принимать очень активное участие в производстве рекламы. После переезда в США в 2000 году умение снимать здорово помогло мне на первых порах — несколько лет в Нью-Йорке и Орландо я был, что называется, свадебным оператором и фотографом. А вот где-то с 2011–2012 годов занимаюсь в основном пейзажной съемкой, организацией фототуров и путешествий по США. В поездках я провожу примерно по 4–5 месяцев в году. Так уж сложилось, что в семье у нас два фотографа: моя жена Елена Кухарева — вполне успешный и востребованный профессионал, который занимается съемкой новорожденных и детей. У нас своя фотостудия в Майами, так что я не ограничиваюсь только пейзажной фотографией и, пока дома, активно занимаюсь студийной и выездной съемкой. Так что если разобраться, то с камерой в руках я уже почти 40 лет своей жизни.

Грибная поляна — Глиняные пустыни San Juan Badlands, Нью Мексико

— Вы много путешествуете. Расскажите о своем любимом месте.

— Всю свою жизнь я любил бывать на природе, причем, как я теперь понимаю, чем дальше от человеческого шума, тем лучше. Люблю забираться в места, где нога человека не ступает как минимум по несколько лет, а то и столетий. Очень много своих туров я провожу вдали от асфальтовых дорог, в местах, где за неделю можно встретить человек пять от силы. Да, они реально существуют, даже в США: на сотни миль вокруг нет обычной сотовой связи, не говоря уже о 3G- или 4G-Интернете.

Мне тяжело назвать какое-то одно любимое место, поэтому обозначу целый район, который можно оценить в «один квадратный локоть на карте», — горные пустыни Аризоны и Юты, где, особенно на территории индейских резерваций, можно неделями наслаждаться инопланетной красотой этих мест без толп туристов, где, по версии ЮНЕСКО, самое черное ночное небо без засветок цивилизации, где находятся сотни так любимых мной щелевых каньонов, где в сезон муссонных дождей (можете себе представить пустыню с проливными муссонными дождями?..) самая большая концентрация молний, как минимум в США.

Щелевой Каньон Шкура Быка, Аризона

И совсем рядом с этим «квадратным локтем на карте» на расстоянии всего в «четверть локтя» находится еще одно потрясающее и по-настоящему крышесносное место для фотографа-пейзажиста — глиняные пустыни американского штата Нью-Мексико. По-английски они называются bad lands — «плохие земли», точнее и не скажешь — на первый взгляд, там нет жизни... Вообще. Совсем. Никакой. Только глина, на которой ничего не растет... Там нет поселений, даже индейских, там нет дорог, но если вы хотите знать, что́ мог видеть в своих наркотических снах, хотя бы примерно, Сальвадор Дали, вы обязательно должны здесь побывать. За миллионы лет эрозия превратила эти пустыни в настоящий фотографический рай, где за один день можно сделать полтора-два десятка кадров мирового уровня. И, кстати, жизнь там есть, и ее много. Я видел эти, обычно серые, безжизненные, пространства густо покрытыми ковром желтых цветов и зеленой травы спустя пару дней после проливных дождей. Там пасутся табуны диких лошадей — мустангов, так знакомых многим по романам Фенимора Купера. Да, как ни странно, в природе еще очень много диких лошадей. По ночам в этих пустынях завывают койоты, и бескрайнее ночное небо с Млечным путем будет там у вас над головой.

А если мы говорим о пейзажном фото, то кипарисовые болота Флориды, Джорджии и Луизианы тоже не оставят вас без уникальных фотографий.

— Дайте пару советов начинающему фотографу.

— Я не очень люблю давать советы — они нужны далеко не всем. Самый, наверное, банальный, но от этого не менее полезный будет такой: если вы любите фотографировать, делайте это как можно чаще. Никогда вы не сможете сделать потрясающий снимок лишь благодаря одной теории и совершенному владению камерой. Снимайте много, снимайте каждый раз чуть по-новому, общайтесь с другими фотографами и перенимайте их опыт. Рано или поздно, но вы увидите этот мир не так, как его видят другие люди. У кого-то это случится через месяц, у кого-то лет через 10–15, но случится, потому что мы все разные.

Арка Яичная Скорлупа, Территория резервации племени Навахо, Аризона

— Будете ли вы участвовать в 35AWARDS в этом году? В какой номинации?

— Вот это самый простой вопрос. Да, буду! Да, участвую! В трех номинациях: «Пейзаж, день», «Пейзаж, ночь» и «Животный мир». На момент этого интервью 14 моих фото прошли во второй тур конкурса.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий