Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Александр Олешко «Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу»

Александр Олешко
«Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу»

#портфолио
Александр Олешко
«Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу»
4 октября 2011

Александр Олешко — актер театра и кино, известный телеведущий, лауреат многих наград и премий. Как и у многих творческих людей, у Александра немало увлечений. Одно из них — фотография. Занимается он ею давно и относится к своему увлечению очень серьезно.

Александр Олешко: «Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу».

— Александр, насколько серьезно вы занимаетесь фотографией? В Интернете о вашем увлечении нет почти никакой информации.

Фотография — не главное мое увлечение. Я много чем занимаюсь, и если каждый мой шаг где-то фиксировать, то я вам быстро надоем. Просто это одна из возможностей выразить себя творчески. Я не профи, но знаю, что могу через объектив увидеть необычный ракурс, другой мир с его особой красотой. Есть люди, которые живут в невероятно красивых городах или на потрясающе уютных улицах, но не видят этого... У них много дел, они вечно заняты или им просто не дано этого увидеть... Ведь каждый человек одну и ту же улицу видит по-своему. Мы с вами видим ее совсем по-другому, нежели ребенок или какой-нибудь бездомный. Так и с фотографией. Каждый человек, который берет фотоаппарат в руки, либо видит, либо не видит то прекрасное, что его окружает. Ведь можно даже чизкейк снять так, что это будет произведение искусства. Меня этому никто не учил, теории я не знаю, но когда у меня бывают фотосессии, я очень хорошо представляю, что мне нужно делать в кадре. Я помогаю фотографу. Или мешаю ему, если он не очень талантлив. С профессионалами мы всегда соавторы.

— Вы творческий человек. Вероятно, творчество видите буквально во всем?

Мне кажется, что планета Земля — это акт творчества высших сил, причем такого провокативного, если хотите, творчества. В нем есть прекрасное и ужасное, соседствуют ангелы и демоны, и от человека зависит, как все это воспринимать. А через фотографию ответы на такие вопросы передаются очень хорошо. Каждый их сам находит.

Однажды в Лос-Анджелесе, на пляже, я крупно сфотографировал копну золотых волос на голове совершенно не знакомого мне человека. Если смотреть на фото и не знать, что это волосы, может долго гадать над изображенным. Каждый видит что-то свое. Представляете, как это интересно?

— А что вы думаете о таком празднике, как «День фотографа»? Вы готовы его поддержать?

Замечательная идея! Сколько можно организовать потрясающих акций, выставок, встреч, знакомств, путешествий, фестивалей! Например, я очень люблю ходить по Петровке, там часто бывают уличные выставки, фотографии огромных размеров. В Европе на улицах постоянно вижу арт-объекты или фотографии, размещенные просто так, чтобы украсить действительность или каким-то образом ее разнообразить. День фотографа — прекрасный повод делать что-то подобное. Поэтому, конечно, я — за!

— Вас фотография вдохновляет скорее как ценителя искусств или как автора?

Я фотографию воспринимаю эмоционально. Или чувствую ее, или нет. Чтобы разбираться в тонкостях или восхищенно шептать: «боже, какие светотени!» у меня просто недостаточно знаний.

В студенчестве я был потрясен знакомством с Игорем Гневашевым. В советское время он был чуть ли не единственным фотографом, допущенным к нашим кинозвездам. Мы с ним встретились на съемочной площадке, договорились о фотосессии, и он учил меня быть самим собой в кадре. Вот, например, Катя Рождественская многим артистам подарила вторую жизнь, в ее проекте на фотографии можно сыграть то, что не сыграно в кино или в театре. А у Гневашева нужно быть самим собой. Он настоящий знаток кино, творец. Я помню, он показывал мне фотографию Гурченко и объяснял, как без компьютера, без фотошопа получился такой снимок: она сидит в центре, а рядом еще два лица, которые смотрят в разные стороны. Это сейчас можно скомпоновать все, что угодно. А тогда? Меня это поразило. Я ничего не понимал, но чувствовал, что именно это и есть искусство.

У меня у самого есть фотография, которую я считаю удачной. Воскресным днем я шел мимо Московского зоопарка. И вдруг из-за забора... выглянула лама. Причем она была гораздо больше похожа на изумленного ребенка или любопытную девушку, чем на животное. Мне повезло — у меня был с собой фотоаппарат, и я успел ее заснять именно с таким выражением.

Вообще, если задуматься о том, сколько всего можно сфотографировать за один час в центре Москвы... Вокруг столько уникальных людей — красивых, сумасшедших, странных, безвкусных или наоборот...

— У вас есть с собой камера?

Нет.

Александр Олешко. Канны. 2010

— Берете ее с собой в поездки?

Нет. У меня нет ни одной фотографии из серии «я и пальма», «я и Эйфелева башня». На отдыхе мне нужно отдыхать, расслабляться и ни о чем не думать. Да и трудно соперничать с туристическим буклетом — там все уже зафиксировано в лучшем виде.

— Вы же на людей обращаете внимание, на интересные моменты. Почему же не фиксируете жизнь страны, свое видение этой жизни?

Я ее фиксирую, только другим способом. Фотографы ее фиксируют на снимках, а я — в своем сознании, а значит, и в своей работе. Потом играю этих людей — в кино, театре, на концертах.

— Когда же вы фотографируете?

Редко, по случаю, не специально. Но отношусь к этому очень серьезно, как и ко всему остальному, что я делаю.

— Вы упомянули, что Гневашев вас учил быть в кадре самим собой. А как быть в кадре самим собой?

Знаменитый режиссер Алексей Коренев, автор «Большой перемены», у которого я, увы, так и не успел сняться в главной роли из-за его безвременной кончины, часто говорил одну и ту же фразу. Я ему показывал свои фотопробы, а он просил: «Пожалуйста, выброси это и ничего не изображай, естественность гораздо ценнее, интереснее, глубже и разнообразнее, чем то, что ты из себя придумать хочешь». Я это запомнил. В итоге у меня нет никакого особенного образа, нет никаких имиджмейкеров, продюсеров; нет никаких выдуманных историй. Мне захотелось быть человеком. Просто этот человек живет в телевизоре, на экране, в театре, в кино и на сцене, но при этом остается нормальным, не играет во все эти игры, вроде «я звезда, а вы народ».

— У вас было огромное количество фотосессий. Значит, там вы уже ничего из себя не изображаете?

Говорят, что я ассоциируюсь с позитивом, с жизнью, с улыбкой, но я же не могу все время как идиот улыбаться. А фотографы требуют улыбки, без нее я уже не Саша Олешко. Поэтому, когда я не улыбаюсь, фотографии, как правило, не берут в журналы.

— Видимо, в этих журналах не знакомы с вашими драматическими ролями.

Увы, многие журналы и их главные редакторы очень уж буквально придерживаются каких-то надуманных форматов. И мне сразу становится скучно, человек ведь гораздо шире и интереснее, чем все их форматы вместе взятые.

— Есть ли у вас любимые фотографы? Какие жанры фотографии вам больше всего нравятся?

Есть, Алена Полосухина. Я очень много с ней работаю. А из жанров — люди, города. Например, в каком-то журнале я видел серию фотографий «Лица стариков». Каждая морщина — судьба, каждая складочка — это жизнь человека. Еще я люблю фотографии ночных городов. Город ночью гораздо романтичнее, интереснее и загадочнее, чем город днем. Хотя бывают и исключения.

— Какой город, на ваш взгляд, самый фотогеничный?

Питер потрясающий. А вот Москва потеряла целостность. Просто множество деталей, собранных вместе... Может быть, появится когда-нибудь человек, который сделает этому городу человеческое лицо. Сделает это в соавторстве с людьми, которые понимают, как организовать автомобильное, пешеходное и просто человеческое пространство, чтобы всем было удобно. Только сначала нужно снести полгорода! Ведь то, что есть сейчас — ужасно. В Питере эта болезнь пока не достигла таких масштабов. Хотя уже появились великолепные, красивые, новые здания, которые сами по себе — произведения искусства, но в ансамбле с соседними выглядят печально. Ведь эти соседние нуждаются в каком-то элементарном уходе, а их никто не замечает. Кроме Питера, мне нравятся Лондон, Париж, Прага, Нью-Йорк. Монако — потрясающий город, просто декорация кукольная!

— Какие города выглядят лучше именно ночью?

Те же самые. Но особенно я бы выделил мегаполисы, Взять Лондон, район Сохо: его фотографировали множество раз со всех сторон. Не просто так.

— Какова, по вашему мнению, роль фотографии в нашем обществе?

Просветительская, побуждающая к чему-то, развивающая. Фотография —это же еще и информация.

— Вы согласны с мнением, что фотограф должен быть психологом, чтобы уметь снять людей соответствующим образом?

Очень индивидуально. Актер должен быть психологом или нет? Безусловно, чем интереснее и глубже личность, чем шире и разноплановее, тем лучше. Но бывает так, что отвратительный человек, а артист потрясающий. Примеров масса. То же самое и с фотографом. Может быть, это абсолютно пустой человек, но он берет в руки фотоаппарат... ему что-то дано свыше, понимаете? И вот он делает что-то неуловимое, он что-то нашел для себя, чего не видим мы — и все.

— Мне кажется, вы можете найти общий язык с любым человеком. Особенно с детьми. Вы бы отлично снимали детей, у вас к ним особенный подход. Что тут важнее — талант фотографа или умение общаться?

Каждый человек — индивидуальность, маленькая отдельная планета со своим ощущением мира. И донести, объяснить свое видение можно только делом, увлеченностью, восхищением. Просто слов недостаточно. А детям хочу Автор фото - Александр Олешкосказать: занимайтесь, пожалуйста, фотографией, это безумно интересно! Я сам в детстве очень любил фотографироваться. Моя мама каждый год в первый день очередных летних каникул вела меня в обычную советскую фотостудию, где мне делали прическу набок, сажали на стул и велели улыбаться. У меня есть коллекция фотографий с детского садика по 8 класс.

— Значит, в вашей семье есть традиции, связанные с фотографией?

В любой советской семье были альбомы с фотографиями, вряд ли в современном мире это уникально.

— Основной источник вдохновения — это восхищение?

Источники вдохновения такие разные... бывает любовь, а бывает и отвращение, ненависть. Благодаря и вопреки. Кто-то вообще только для себя все делает, внешние факторы на него не влияют. Так что формулу вдохновения мы с вами вряд ли выведем.

— А камера у вас какая?

Я не знаю, ничего в этом не понимаю. Мне очень нравится, когда фотоаппарат делает множество снимков подряд. Просто завораживает.

— Дома фотографии украшают ваш интерьер?

Да, это фотографии моих любимых городов: Лондон, Канны, Монако, Нью-Йорк. Некоторые делал сам. Фотографии крупные, я люблю такие. Моих портретов, афиш там нет. Я хочу быть дома, а не в гримерной.

— Часто печатаете фотографии?

С тех пор, как у меня дома появился компьютер, я, по-моему, не напечатал ни одной фотографии. И это неправильно. Ведь как было раньше? Ты сдаешь пленку в проявку и печать, волнуешься, потом ты выбираешь снимки, вклеиваешь в альбом, потом ты их отдираешь и переклеиваешь в каком-то другом, нужном тебе порядке... Теперь времени не хватает рассортировать. Вот выйду на пенсию — будет чем заняться.

— Как вы относитесь к фотографам-папарацци? Их вообще фотографами можно назвать?

Мне кажется, это просто люди, у которых в руках фотоаппарат. А такого человека никак нельзя назвать фотографом. Ведь не называем мы певцом всякого, кто держит микрофон? Папарацци для меня — люди безнравственные, бессердечные. Фотоаппарат — это их оружие, которое направлено в конечном итоге против них самих. Те страшные вещи, которые они пытаются навязать всем, вернутся к ним либо болезнями, либо наказаниями, либо внутренними несчастьями. Либо они уже несчастны, потому что делают все это.

— Тем не менее, они порождение нашего общества. Ведь эти снимки покупают.

В мире есть все и, черное, и белое, как на фотографии... Моя задача черно-белые фотографии делать цветными — своим творчеством, любовью, добрыми словами, общением с детьми. Вы видите, даже обложка вашего журнала теперь чаще цветная, чем черно-белая.

— Номер посвящен детской фотографии (Речь идет о N6-2010, прим. редактора).

Надо было здесь меня опубликовать. Шучу. Я не преувеличиваю собственную роль в мире и в искусстве, просто я сознательно карьеру не делаю, а просто живу так, как мне хочется жить. Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу.

Александр Олешко: «Делаю по мере возможности то, что могу сделать, а иногда и то, что не могу».

___________________________

Читайте также:

Один из важнейших праздников в жизни каждого из нас — свадебное торжество, день, когда мы соединяем свою судьбу с любимым человеком.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
мамм