Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Константин Чалабов: "Надо стремиться к большей любви"

Константин Чалабов:
"Надо стремиться к большей любви"

#портфолио #репортажная_фотография
Константин Чалабов:
"Надо стремиться к большей любви"
7 июля 2015
Фото:Константин Чалабов

Константин Чалабов — фотокорреспондент информационного агентства и один из победителей конкурса имени Андрея Стенина. Его остросоциальный проект «Период дожития» поднимает болезненную проблему ненужности пожилых людей обществу. В Манеже скоро пройдет выставка этих фотографий. Тем временем Константин уже работает над следующим не менее серьезным проектом.


— Константин, добрый день. Для начала — традиционный вопрос. Расскажите, пожалуйста, о себе. Кто вы по профессии и как пришли в фотографию?

— Я являюсь штатным фотокорреспондентом МИА «Россия сегодня» в Великом Новгороде. Фотографией увлекся еще в школе, когда учительница по информатике дала задание снять достопримечательности нашего города для школьного сайта. Помню, я использовал режим «P» и думал, что большой молодец. Когда отец сказал мне, что это не так, я решил учиться и сразу же начал снимать на пленку.

— Вы стали призером Международного конкурса имени Андрея Стенина. Позвольте искренне поздравить с заслуженной победой! Скажите, стала ли она неожиданностью для вас?

— Спасибо огромное! Да, стала, тем более в двух номинациях.

— Расскажите, пожалуйста, о двух своих работах, победивших на конкурсе.

— «Тренировку Даши Шибаровой» я снимал на нашей местной спортивной арене. Спортсмены занимаются с утра, поэтому не включают освещение. В тот день был очень хороший и яркий свет прямо в окно, и я еще до съемки подумал, что кадр под водой может получиться хорошо. Снимок сделан не на соревнованиях, поэтому в нем нет полного ощущения и драйва, как в спортивной фотографии, скорее умиротворение и спокойствие.

Вторая серия, «Свет и тень», пришла мне в голову после нескольких дней съемки, причем в разные годы. Я очень люблю использовать в работах естественное освещение, думаю, как и многие фотографы, а в СК «Манеж» в определенное время дня бывает очень красивый свет. Я наблюдал это, когда ходил на тренировки, и записывал, в какое время суток он бывает, а потом понял, что можно создать серию. Она не имеет особой смысловой нагрузки, просто, наверное, понравилась мне визуально.

— Как бы вы охарактеризовали конкурс, организованный МИА «Россия сегодня»? Способны ли такие мероприятия вывести современную российскую документальную фотографию на новый уровень и представить публике имена малоизвестных талантливых фотографов?

— Конкурс был на уровне. Я разговаривал со многими коллегами — они считают так же. Конечно, есть еще некоторые недоделки, но, думаю, если конкурс будет развиваться, то все получится достойно. Жюри уже было подобрано замечательно.

Я, честно, не считаю, что подобные конкурсы выведут российскую документальную фотографию на новый уровень. Тут самое важное — это отношение людей к фотографии, необходимо, чтобы она была чем-то бо́льшим, чем просто лайки в соцсетях. Конечно, если у нас будет много конкурсов высокого уровня, то, скорее всего, можно будет увидеть и больше талантливых фотографов, ведь не всех видно в соцсетях или публикациях агентств, журналов и так далее.

— В выставочном центре «Рабочий и колхозница» объединения «Манеж» будет проходить ваша выставка «Период дожития». Это ваша первая выставка?

— Это моя первая выставка в Москве, до этого была в Великом Новгороде, и прошла она, на мой взгляд, очень хорошо. Я старался сделать ее на высоком уровне. Не знаю, получилось ли, но надеюсь, что да. Знаете, у меня вообще любовь к выставкам и выставочным проектам. Я считаю, что это как раз и есть законченная работа фотографа: когда ты видишь свои работы на бумаге, то понимаешь, что это важнее побед в любых конкурсах.

— Расскажите о целях и задачах своего фотопроекта.

— Это истории обычных людей, которые разными путями попали в дома престарелых. Кого-то отдали дети, кого-то обманули черные риэлторы, у кого-то жилье сгорело, а кто-то сам захотел быть независимым от родственников. Все эти люди живут в одном социальном пространстве, и им теперь приходится искать друзей. У кого-то появляются враги, а у кого-то — любовь! Просто мне было интересно исследовать причины, по которым они туда попали; обстоятельства могут быть разными, и дело не только в детях, а в самих этих людях, в их восприятии жизни.

А цели и задачи... Мне кажется, это повод задуматься о своей жизни, общении со своими родными и близкими. Надо не быть эгоистами и стремиться к большей любви!

— На фотографии и истории судеб людей, снимки которых составляют фотопроект, невозможно смотреть без слез и боли. Как появилась идея его создания и было ли вам морально тяжело работать над ним?

— Я очень много снимал дома престарелых для РИА «Новости», а затем понял, что мне интересна эта тема как проект, причем мультимедийный, где я смогу использовать звуки, музыку и видео, какой-то антураж.

— Сколько вы работали над проектом в общей сложности?

— Около трех лет, но самое важное, по крайней мере для себя, я снял за последние четыре месяца.

— Как отнеслись сами герои — одинокие, никому не нужные люди — к тому, что вы их снимаете?

— Кто-то отказывался, но таких было немного, а так они очень любят общаться, особенно рассказывать про свою жизнь. Я со многими подружился, и до сих пор мне звонят и спрашивают, как у меня дела.

— Очень хотелось бы, чтобы такие проекты вызывали общественный резонанс и влекли за собой конкретные действия. Как вы думаете, возможно ли это?

— Про резонанс я сказать не могу, не думаю, что это цель моего проекта. Я хотел просто заставить людей задуматься о своем отношении к другим людям, не обязательно к родственникам, ведь мы создаем этот мир! И если хотя бы десять человек изменят свое отношение или задумаются о том, о чем раньше и не думали, то я добился своей цели!

— Что в вашем понимании означает профессия фотографа? Всегда ли она сопряжена с необходимостью показать правду, обратить взоры общества на актуальные проблемы (взять творчество Андрея Стенина и ваши проекты)?

— Фотографы бывают разные: свадебные, документальные, фэшн, например. У всех разные цели: у кого-то — показать правду, у кого-то — сделать человека на снимке красивее, чем он есть. В моей профессии, я думаю, нужно стараться быть правдивым, хоть это и непросто, ведь истина неоднозначна и на фотографа все равно влияет его субъективное мнение. Андрей Стенин был большой молодец, но я не могу судить о его творчестве и о войне, так как просто никогда не был там и, надеюсь, не буду. Я дилетант в военной фотографии и могу говорить о ней лишь как обыватель. Мои проекты нужны прежде всего мне, с их помощью я меняюсь сам, меняю свое отношение к людям и ситуациям. Те, кому это будет интересно, придут на мою выставку.

— В данный момент вы работаете над другим проектом — «Животное молчание». Могли бы вы рассказать о нем?

— Очень рад, что вы спросили меня о нем. Я сильно в него погружен, эта тема очень волнует меня! Проект возник после того, как в подвале обычного жилого дома я обнаружил животных в клетках — лисицу, аиста, уток и еще много других. Я узнал, что они принадлежат «бизнесменам», которые предлагают прохожим в парке сфотографироваться со зверушками. Тогда эта история получила резонанс в «Новгородских новостях», но ничего не изменилось. «Предприниматели» по-прежнему стоят в парке, просто перевезли животных в другое место. Однако виноваты в издевательстве над зверями не только эти люди, но и те, кто фотографируется, ходит в дельфинарии, цирки, передвижные зверинцы и так далее. Поэтому мне интересно, во-первых, показать в своем проекте тех героев, которые помогают животным и делают такое, что многие даже представить себе не смогли бы. А во-вторых, сфотографировать людей на месте животных, то есть в таких ситуациях, как браконьерство или жестокое обращение. Конечно же, это постановочные кадры. Проект также будет состоять из видео, музыки, звуков и перформанса.

— Реалии современной жизни в нашей стране таковы, что темы для фотопроектов можно взять буквально на улице... Есть ли уже наметки, о чем хочется сказать в дальнейшем?

— Да, мой новый проект «Животное молчание», который я планирую снимать около двух-трех лет.

— Ваши проекты настолько многогранны, что логично было бы выпускать их в виде книг. Думали ли вы над этим и планируете ли?

— Спасибо, приятно, что вы это говорите! Да, я много об этом думал и, возможно, выпущу книгу «Животное молчание».

— Документальная и спортивная фотография — это те жанры, в которых вы хотите продолжить свое развитие?

— Есть много жанров, в которых я стараюсь развиваться, мне многое интересно, иногда даже свадьбы! Еще я очень люблю снимать стрит, хотя до Маши Плотниковой мне пока далеко.

— Как вы оцениваете состояние современной документальной фотографии в России и в мире?

— Знаете, я вошел в фотомир шесть лет назад; тогда он, конечно, отличался от нынешнего, было больше изданий, меньше фотографов. Но все равно мне особо не с чем сравнивать. Сейчас появилось больше пропаганды, наверное, как в СССР, причем не только в России. Опять же, если тебе интересна тема, которую ты снимаешь, то все равно, где ты живешь — в России, Америке, Европе, — ты будешь делать все, чтобы люди ее увидели!

— Какие конкурсы лично для вас являются показателями развития фотоискусства? Что скажете о World Press Photo?

— Вообще, все конкурсы субъективны. Понимание фотоискусства у людей разное, и иногда мне кажется, что мы все работаем для своей компашки. Посмотрев работы Себастио Сальгадо, Анри Картье-Брессона или Роберта Капы, обычный человек — в смысле не фотограф — скажет: «Вот это класс!», повесит их дома в рамке и купит книгу. А сейчас все идет к тому, что к снимку нужна длинная подпись, чтобы понять, что хочет сказать фотограф. Или ты должен догадаться, а что же такое в этом фото есть, особенно если это какая-нибудь серия. Я считаю, что даже серия портретов должна быть сделана визуально интересной. Никого не критикую, ведь, повторюсь, каждый должен жить своей темой и пройти свой путь, как жизненный, так и профессиональный.

— Кого из современных российских фотографов вы можете назвать своими кумирами, есть ли такие?

— Нет, у меня нет кумиров, я вообще всегда пытался избавляться от так называемых идолов. Но есть, конечно же, люди, чьи фотографии мне нравятся или восхищают. Это например, Маша Плотникова, которая очень классно снимает улицу; Алексей Филиппов — он мой друг, который многому меня научил, и я считаю его одним из лучших спортивных фотографов; Дарья Исаева; Сергей Киврин; Валера Мельников — большой молодец! Есть много людей, которые помогают мне развиваться. Но для меня важно, каким человеком является фотограф. Я считаю, люди всегда должны оставаться людьми, неважно, сколько у них премий и медалей. И очень уважаю Сергея Ильницкого, который уже трижды стал лауреатом WPP. Это замечательный, отзывчивый, совершенно не звездный человек.

— Что значат для вас общественное признание и успех?

— Успех — это когда ты делаешь то, что очень сильно любишь, даже если работаешь на агентство. Сейчас стало модно называть членов агентств работниками «Макдональдса» и недалекими фотографами; они, мол, снимают в стол, они роботы, а вот фрилансеры — это верх пищевой цепочки, они свободны и могут творить. Чушь это все. Я рад, что попал в РИА «Новости». Спасибо за это Михаилу Мордасову, в свое время он помог мне начать работу с этим агентством, которое многому меня научило и многое дало. Я могу заниматься своими проектами, которые мне интересны, главное — иметь желание. Я могу идти к своей цели и без повязанного на шее шарфа. И если надо, то признание придет, а я буду идти своим путем и реализовывать свои идеи.

— Желаем вам успехов и благодарим за то, что нашли время ответить на наши вопросы!

— Спасибо огромное!

Анкета. Об авторе

Имя, фамилия, возраст: Константин Чалабов.
Веб-сайт: chalabov.ru.
Техника: Nikon D4.
Выставки, награды, достижения: выставочный проект «Период дожития», 2-е и 3-е место в конкурсе имени Андрея Стенина.
Источник вдохновения: планета Земля и космос.
Лучший совет: любить то, что делаешь, и делать то, что для тебя важно!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
мамм