Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Путь к культу племени мани: Маньпупунёр глазами Ивана Федянина

Путь к культу племени мани:
Маньпупунёр глазами Ивана Федянина

#блоги #travelфотография
Путь к культу племени мани:
Маньпупунёр глазами Ивана Федянина
6 сентября 2020
Фото:Иван Федянин
Текст:Иван Федянин

В этом году путешествия по России стали актуальными как никогда. Участник клуба «Российское фото» Иван Федянин рассказал журналу о своем приключении к Маньпупунёр — к геологическом памятнику в Троицко-Печорском районе Республики Коми России и месту, обросшему поразительными легендами.

Глотнуть холодной воды из родника, надеть сухие ботинки, снять 30-килограммовый рюкзак, занять горизонтальное положение, умыться, ощутить дуновение ветра телом в мокрой, пропитанной потом футболке, — ценность этих и других простых и понятных человеческих радостей ты способен понять только здесь, в горах, на время отказавшись от всего того, что тебя окружает. Снять ботинки и вытянуть ноги на зеленой траве в конце четвертого дня беготни по курумнику, мху, скользкой грязи, после того как протопаешь очередные 20 км, почти так же круто, как секс. Знакомо?)))

Дорога до Троицко-Печорска, а именно отсюда вертолетной заброской я должен был прибыть к подножию плато Маньпупунёр, заняла два дня. За это время я проехал 1600 км, из которых 500 км — по грунтовым дорогам, по забытым богом местам. Пятидесятилитровый запас топлива на крыше пришелся очень кстати. От тряски приходит первая моральная усталость. Начинаешь ценить асфальтовые дороги, какими бы разбитыми они не были. Едешь — а вокруг ничего, бесконечный лес. Нет ни «ВКонтакте», ни «Инстаграма», да тут просто нет сотовой связи. Нет заправок, магазинчиков. Нет ничего, только ты, грунтовая дорога и лес. Ближе к Троицко-Печорску грунтовая дорога сменилась асфальтом, что позволило разогнаться до психологических 100 км/час. Настроение резко улучшилось.

Приехав в Троицко-Печорск, я не мог удержаться от возможности прогуляться с фотокамерой по берегу реки Печоры. Было глупо выйти в шортах и футболке — в этих краях много назойливого гнуса. Мошкара тут же смекнула и облепила меня своими жирненькими тельцами.

Я приехал сюда хотя бы недолго побыть наедине с собой, потопать, поползать по курумнику, насладиться ветрами и закатами. По прибытии разбиваю лагерь: тут у меня и полевая кухня со столом, стульями, газовой плитой; тут у меня и двухспальная кровать. Невероятный отель под открытым небом, с таким количеством звезд, что и не сосчитать, лишь бы ночь была ясная.

Собрав лагерь, я выдвинулся к главной цели своего путешествия — Печоро-Илычскому биосферному заповеднику.

Скоротав вечер, разместившись в гостинице «Наш край», я открыл карту и стал планировать завтрашний день. Выбор пал на Лосиную ферму в Якше. Связавшись с турфирмой «Северный Урал», ребята из которой в дальнейшем стали мне настоящими друзьями, я предложил забрать нескольких туристов, чтобы те составили мне компанию. Людмила, администратор «Северного Урала», собрала со мной группу из трех человек. И утром следующего дня мы отправились в Якшу.

От Троицко-Печорска до Якши — 100 км разбитой лесовозной дороги, но знакомство с московской компанией, туристами, которые со мной должны лететь на плато, скрасило этот путь. По пути заехали в Комсомольск-на-Печоре, очень интересное место с колоритными жителями и впечатляющими объектами фотосъемки. За неимением свободного времени задержаться надолго в Комсомольске не могли — и дальше мчим в Якшу.


Якша разделена Печорой на две половинки. С одной стороны — Лосиная ферма, с другой — Музей природы. Нас встретил Григорий. На лодке переправив на другой берег Печоры, он проводил нас в Музей природы Печоро-Илычского заповедника, в главной комнате которого висели фотографии столбов выветривания плато Маньпупунёр. Я уверенно сказал, что сделаю кадры лучше. На что получил ответ улыбающегося Григория, дескать, посмотрим, все так говорят.

После музея Григорий провел нас по экологической тропе заповедника в Якше и дал возможность искупаться в прохладной и быстрой воде Печоры. Ложишься — и твое тело быстрым течением уносит в низовье, только успевай хвататься за что есть возможность. Когда мы обсохли, нас перевезли на берег со стороны Лосиной фермы. По плану надо было кормить молоком маленьких слюнявых лосят.


С фермы мы возвращались на эмоциях и в лосиных слюнях. И тут на небе произошел взрыв. Закатное солнце зажгло облака. Естественно, я не смог удержаться.


Свой автомобиль, свою «девочку», свою боевую подругу, которая сопровождает мои путешествия по разным направлениям уже более девяти лет, ни разу не подведя меня, оставляю на стоянке в Троицко-Печорске. Туристический рюкзак объемом 90 литров становится моим домом на ближайшую неделю. В него входит все необходимое: палатка, спальный мешок, пенка, хопа (подпопник), фототехника и штатив, плащ от дождя, калоши, комплект сменной одежды, репелленты, 20 метров веревки, нож, посуда и еда на неделю. Стараешься экономить каждый грамм, выкладывая лишнее, но вес рюкзака — 30 кг. Твоя ноша. Собрав вещи, вылетаю на плато.

По прилете на плато группу туристов «Северного Урала» встречают волонтеры. Ходить по плато разрешено только в сопровождении инспектора по подготовленной тропе. Нам проводят подробную экскурсию, и группа улетает. Я остаюсь. Я сюда прилетел за другими эмоциями, и уйти без фотографии каменных великанов в красном свете заката не мог.

Этим же вечером, в момент захода солнца, на плато случилось невероятное. Ливневая туча, поливая великанов дождем, прошла перед объективом моей фотокамеры. Закатное солнце просветило тучу огнем, и та, пылая, прошла по плато. Моя челюсть отвисла. Я не верил в происходящее. Не верил своим глазам. То, что я видел, невозможно передать на снимках, но это именно то, что движет мной все годы путешествий, походов, именно то, что делает меня счастливым и заставляет добираться до этих удивительных мест и учиться фотографии.

Вы думаете, все? Сделав необходимые кадры, я направился в сторону лагеря Печора, оставаться на плато запрещено согласно правилам заповедника. До этой стоянки спускаться с плато ровно 5 км. Проходя мимо избы инспектора, я обернулся на каменных великанов. Небо опять поменялось. Справа, сверкая молниями и громыхая, проходила новая туча. Закинув камеру на штатив, я начал ловить момент.

Базовым лагерем для меня служил лагерь Печора, где я на время установил палатку. Тут я познакомился с Димой и Лерой. Дима — директор «Северного Урала», а Лера его спутница. Это люди, которые целиком и полностью отдают себя своему делу, кайфующие от происходящего, светлые перцы, за плечами которых — организация титанического труда сотен волонтеров, Люди, выбирая между собственной сытостью и комфортом туриста, собирают в дорогу второму сушеное мясо и сушеные фрукты. Живя по правилу «главное в деталях», дарят туристу комфорт и безопасность в передвижении.

Базируясь в Печоре, я стал изучать окрестности, посетив Вологодскую Грань, а также леса вокруг. Я увидел истоки Печоры. По этим местам я прошел около 25 км. Знаете, чем пахнет настоящая тайга? Она пахнет страхом! На туристических тропах часто встречаешь помет медведя, а примятая трава в местах его лежанок невероятно отдает животиной. Грозно, понятно, однозначно. Судя по размеру отпечатков ступни, мишка весит 250–300 кг. Вот точно такой же, как в зоопарке твоего города, только без решеток и оков. Настоящая природа, тайга.

Неожиданно Дима спросил меня, не буду ли я против, если ко мне присоединится девчонка, турист из Перми. Естественно, я согласился. Имея опыт самостоятельных походов, а также организации туристических групп, я видел в этом три преимущества. Во-первых, безопасность, в любых аспектах жизни, когда ты делаешь что-либо командой, и ошибок меньше, и результат выше. Во-вторых, так веселее и морально проще, нежели одному остаться наедине с тайгой. Ну а в-третьих, это элементарное разделение веса по рюкзакам.

С плато следующим вертолетом МИ-8Т мы с Катей улетели на Отортен. Гора Отортен известна в туристической среде благодаря походу группы Дятлова в 1959 году, который закончился трагически — гибелью девяти участников похода. Здесь чаще всего встречается медведь. Непутевые туристы привадили его к стояночному лагерю едой, вкусив которую, мишка ленится питаться корнями и ягодами и все чаще и чаще кошмарит туристов и разоряет их провизию. Мы спали большой группой, объединившись с другими туристами, выставляя наблюдающего. По команде все должны были выйти из палаток, достать свистки и зажечь фонари и фальшфейеры. Медведь к нам не приходил.

Вечером, забравшись на вершину горы Отортен, мы решили немножко похулиганить. Под громкий смех сожгли один из фальшфейеров, свет которого в темноте виден на многие километры. Ради удачного кадра не грех пожертвовать этой свечой бедствия, запас которых я взял на весь поход.

От Отортена был запланирован путь длиной 76 км. Дорога через водопады, лагерь Щебенка, лагерь Европа-Азия, уже через знакомую мне Вологодскую Грань и лагерь Печора вела к столбам, от которых я хотел улететь обратно в Троицко-Печорск, к моему автомобилю. Все шло по плану.

Вот говорят же, что на то, как льется вода, можно смотреть бесконечно. Глазея на водопады, залипаешь надолго. Длина каскада водопадов на истоке притока реки Лозьвы в сумме достигает 30 метров. Это место обязательно для посещения. Сравнить это место могу с Жигаланскими водопадами на реке Жигалан в Пермском крае.


В один из дней мы встретили суровых парней из Челябинска на крутых автомобилях, подготовленных к очень плохим дорогам. Ребята мужской компанией ехали караваном из четырех авто со стороны Ивделя и поселка Вижай. Слово за слово я договорился, чтобы они подвезли наши рюкзаки до обозначенного места, ближайшей стоянки. Следующие 6,5 км мы шли налегке, кайфуя.

Местная живность совсем не боится человека. Мне даже кажется, что ей интересно за нами наблюдать. В один из вечеров удалось пофотографировать зайцев, устроивших для нас представление. Забравшись на крышу горного модуля, затаив дыхание, наблюдаем за происходящим.

На последнем ходовом дне благосклонная погода сменилась сильным ливнем и ветром, превратив тропу в кашу из грязи и потока воды. Позже выпал туман со взвесью мороси. Природа проверяла нас, пробовала на вкус, но мы закалялись в этой атмосфере, топая дальше со своими рюкзаками. И каждый из нас по-своему кайфовал от происходящего.



На эвакуацию дошли вовремя, но вертолета не было из-за нелетной погоды. Вертолет летает строго по инструкциям. Когда на кону жизни людей, посадить в горах вертолет при видимости не более пяти метров в тумане — сомнительное занятие. И мы остались на Вологодской Грани в теплом горном модуле, переодевшись в сухое, затопили печь и развесили сушить свою одежду. В такие моменты горячий чай с гематогенкой особенно вкусен.

С отменой полетов у меня появилось дополнительное время для прогулки по плато. Хотелось еще раз насладиться величественным видом останцев высотой от 30 до 42 метров, грозно охраняющих это место. Гуляя по плато, я первый раз встретил медведя. В 800 метрах от меня косолапый кушал ягоду, загребая ее лапой, словно хапугой. Заметив меня, мишка неторопливо и вальяжно поднялся, затем бесшумно, в три грациозных прыжка скрылся за хребет.

Вертолет за нами не летел. Вечером все затянуло туманом, и столбы пропали из видимости. Непонятная, чуждая человеку энергия пронизывает плато. На языке манси это место называется «малая гора идолов». В давние времена манси обожествляли каменные изваяния, поклонялись им, и подниматься человеку на Маньпупунёр было величайшим грехом.

Раздался звонок на стационарный телефон в избе инспектора. Кто бы мог подумать, что в таком месте могут присутствовать какие-либо средства связи. Это был звонок МЧС. Выяснилось, что на Отортен улетела Лера с группой туристов, и к ним пришел медведь. С Отортена посредством спутникового трекера был подан сигнал SOS. Метеостанция наложила запрет на полеты из-за штормового предупреждения, МЧС выясняло, насколько все плохо с погодой и возможно ли экстренно отправить вертолет для спасения людей. Вертолет на Отортен не улетел.

В понедельник погода позволила отправить вертолет, первым делом забрав меня и других туристов с плато. Мы летели на Отортен, нас ждала Лера. Все обошлось.

Мы летели по направлению в Троицко-Печорск, все дальше и дальше отдаляясь от столбов. В голове еще ярко, свежо мелькали пейзажи, виды столбов. На Маньпупунёр я обязательно вернусь, только зимой, совершая лыжный поход со стороны Ивделя. В следующий раз я порадую себя покрытыми снежной пеленой столбами и настоящим северным сиянием. Говорят, с плато его отчетливо видно, лишь бы с погодой повезло.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

люмьер
МАММ