Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Неделя викторианской фотографии: идеологический переворот Оскара Рейландера

Неделя викторианской фотографии:
идеологический переворот Оскара Рейландера

#фотокниги
Неделя викторианской фотографии:
идеологический переворот Оскара Рейландера
18 апреля 2018
Фото:Оскар Рейландер. Тяжкие Времена (1864)
Текст:Анна Середа

«Российское фото» открывает Неделю викторианской фотографии, посвященную этапу, когда фотография только начала раскрываться как медиум, силами пионеров художественной фотосъемки. В качестве первого материала в серии мы представляем историю новатора, чудака и революционера в этой области Оскара Рейландера.

То, что фотография — это форма искусства, кажется очевидным любому нашему современнику. Но так было не всегда. Фотографы девятнадцатого века долгое время не представляли себе, что камера может быть инструментом для создания художественных произведений, а не для механической фиксации реальности.

Автопортрет Оскара Рейландера

Expression of the Emotions Plate V, 2+3 1872

В сознании человека Викторианской эпохи фотография имела сугубо прикладное применение; более того, к этому жанру относились несколько презрительно. В особенности недолюбливали камеру художники: будто бы предчувствуя грядущие перемены, они охотно обменивались между собой уничижительными комментариями по поводу обнищания взглядов и деградации представлений о передаче изображения.

В то же время шведский живописец-прерафаэлит по имени Оскар Рейландер не торопился присоединяться к хору обличающих фотографию портретистов. Независимость и оригинальность взглядов позволили ему вписать свое имя в историю. Рейландер был большим выдумщиком: настолько большим, что сегодня часть его биографии ставится под сомнение — раз в сезон его рассказы о себе, своем происхождении и жизненном пути менялись до неузнаваемости. Однако одна из его историй оставалась неизменной: в 1852 году Оскар гулял по Риму и заметил прилавок с фотографиями античных статуй. Художник скупил целую коллекцию фотокарточек пантеона греческих богов и, взбудораженный возможностью собственноручно измерить легендарные идеальные пропорции фигур на плоскости и сравнить их с объемными оригиналами, сразу же поспешил домой. Изучая снимки, художник внезапно осознал, какая сила кроется за передачей изображения. Спустя некоторое время Рейландер оказался в Лондоне и забежал к известному фотографу, имевшему собственную студию. Оскар попросил преподать ему урок, который длился всего три часа — художник торопился на поезд.

Оскар Рейландер. Два ангела (по мотивам Рафаэля). 1857

Оскар Рейландер. Голова Иоана Крестителя. 1857

Так или иначе, начало было положено, и в дальнейшем Рейландер компенсировал недостаток образования, проводя художественные эксперименты. Результатом одного из таких экспериментов стал фотомонтаж. Шведу никак не удавалось сфотографировать трех людей на групповом портрете — одна из фигур то и дело выходила размытой. Тогда раздосадованный Оксар просто совместил три негатива в один и таким образом придумал фотомонтаж. Позднее, на выставке в Париже, «Групповой портрет из трех негативов» наградили медалью.

Оскар Рейландер. Дождя не будет

Оскар Рейландер. Бедный Джо (1864)

Тем временем споры с художниками-консерваторами продолжались. Долгое время Рейландер пытался доказать, что фотография сравнима с живописью, пытаясь воссоздать фотографическую реконструкцию «Сикстинской мадонны» Рафаэля. Результат этого опыта не сохранился, но зато фотокарточку двух детей, копирующих ангелов у ног мадонны, до сих пор можно найти в архивах. Причина: изображения ангелов были коммерчески успешны, и потому хитрец Рейландер запустил фотографию в широкие массы.

Так начинался век художественной фотографии. Вступив в Королевское фотографическое общество, Рейландер обрел покровителя в лице весьма прогрессивного принца Альберта, а также подружился с Чарльзом Дарвином, который впоследствии просил фотографа проиллюстрировать одну из его книг. Их общим знакомым был чудаковатый математик Чарльз Доджсон, более известный миру как писатель Льюис Кэрролл. Будучи фотографом-любителем, он много времени проводил, снимая детей. Одной из его моделей была Элис Лидделл, о которой он впоследствии написал две сказки: «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье».

В то время Кэрролл и многие другие пионеры художественной фотографии все чаще занимались художественной съемкой. Рейландер, подстегиваемый ехидными высказываниями газет о его экспериментах с ангелочками, грезил идеей создать Произведение с большой буквы — работу, которая бы раз и навсегда доказала состоятельность фотографии как вида искусства и изменила индустрию навсегда.

В конце концов эта задумка оформилась в эпических масштабов полотно «Два пути жизни».

В центре роскошного интерьера — патриархальная фигура философа, который привел на пир двух молодых людей, выбирающих путь в жизни между порочным (фигуры слева) и добродетельным (правая сторона фотографии). На переднем плане — обнаженная фигура Раскаяния — аллюзия на образ раскаявшейся библейской блудницы Марии Магдалины. Несмотря на весьма традиционные аллегории, использованные в картине, интерпретация запечатленных на ней образов остается открытой.

В «Двух Путях жизни» Рейландер впервые в истории Англии представил публике реалистичные фотографические изображения обнаженного тела, за что его порой называют родоначальником жанра ню.

Автопортрет Густава Рейландера, сделанный для книги Чарльза Дарвина. Выражение эмоций у людей и у животных

Оскар Рейландер. Портрет неизвестной девушки

Задумка реализовывалась на протяжении шести недель. Если сегодняшние фотографы часто закатывают глаза, стоит лишь заговорить о массовой съемке непрофессиональных моделей, то во времена Рейландера подобная практика казалась почти невозможной. Из-за того что выдержка была очень длинной, любая пошевелившаяся в кадре модель рисковала испортить полотно. Тут Рейландера снова спас фотомонтаж — он создал около тридцати снимков, негативы которых составили одну большую отпечатку-позитив. Фото было настолько большим (по некоторым данным, около 80 на 40 см), что Рейландеру пришлось склеить два листа бумаги. Отпечатав фигуры первого и второго плана, фотограф долгое время просиживал за столом, просчитывая точные пропорции для размера фигур, стоящих позади. Наконец два снимка, один из которых получила в свое распоряжение королевская семья, были готовы. Выставлявшийся в галереях и музеях снимок произвел фурор: художественная фотография такого уровня, настолько кропотливый фотомонтаж были представлены публике впервые.

Оскар Густав Рейландер. Уличные пострелы, 1860

Оскар Рейландер. Брат и сестра Коннстебль (1860)

Нужно понимать, что понятия художественного фотопроекта в то время не существовало даже в виде неоформленной идеи — над композицией снимка и его исполнением не работали неделями. Несмотря на сумасшедший успех, признание и триумф, «Два пути жизни» изрядно потрепали нервы переживавшего за свое детище Рейландера. Фотография триумфально шествовала по выставочным площадкам, но получала разный прием: ее то ругали и запрещали как эротическую, то называли «величайшей фотографией за всю историю». А в Шотландии местные органы управления приняли решение продемонстрировать снимок не полностью: взору публики оставили лишь «добродетельную» ее часть, сочтя изображение порока слишком выразительным и скрыв его за занавесом, опасаясь за мораль зрителей. После подобного надругательства над идеей композиции часть членов Шотландского фотографического сообщества вышла из организации, создав, в оппозицию к решению выставлять Рейландера, Эдинбургское фотографическое сообщество.

Оскар Рейландер, портрет Льюиса Кэролла

Оскар Рейландер, портрет Чарльза Дарвина, сделанный в 1871 году

В конце концов, устав от множества инсинуаций, включавших в себя клевету (например, обвинения в использовании дешевых проституток в качестве моделей), Рейландер в январе 1859 года закончил «гастроли» картины. «Я устал фотографировать на публику, в особенности комбинированные фотоработы, ибо это не приносит ни прибыли, ни славы, только пустые споры и обвинения. Пускай на следующей выставке будут только увитые плющом руины, пейзажи и портреты, и на этом все».

Рейландер перешел к жанровым фотографиям, часто снимая портреты представителей средних классов и городской бедноты, развивая художественную социальную фотографию и протаптывая путь Доротее Ланж и Льюису Хайну. Несмотря на то, что фотографии были постановочными (мальчишек и обывателей Рейландер снимал в своей студии), подобные проекты стали новаторскими и подготовили почву для полноценных социальных фотопроектов.

Оскар Рейландер. Сон (1860)

В последние годы жизни Рейландер иллюстрировал «Выражение эмоций у человека и животных» своего давнего друга Чарльза Дарвина. Несмотря на документальный характер иллюстраций, многие фотографии из книги были отпечатаны отдельным тиражом и пользовались коммерческим успехом, позволявшим Рейландеру некоторое время сводить концы с концами.

В начале 70-х революционер индустрии фотографии заболел и спустя четыре года скончался. Эдинбургское фотографическое общество собрало средства для его вдовы, чтобы обеспечить почившей легенде достойные похороны.

Дело Рейландера продолжили пионеры художественной фотографии, о которых мы расскажем в следующем материале, посвященном Неделе викторианской фотографии.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
винзавод
Еврейский музей