В фокусе
Назад
События
Назад
Клуб
Назад
Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Nikon Cashback
Opvs modernvm: "Диалог, который не прекращается"

Opvs modernvm:
"Диалог, который не прекращается"

#новости
Opvs modernvm:
"Диалог, который не прекращается"
28 декабря 2016
Фото: Евгения Панкратова
Текст: Беседовала Наталья Драчинская

До 8 января 2017 года в Центре современного искусства «Винзавод» работает групповая выставка Opvs Modernvm. Московское академическое художественное училище (МАХУ) возрождает традицию стипендиальных поездок в Италию для лучших студентов, которая существовала в XIX веке в Императорской Академии Художеств. При поддержке фонда «Дар» студенты МАХУ получили возможность провести 10 дней в Тоскане и поработать с новыми медиа под руководством кураторов проекта Михаила Розанова и Кирилла Преображенского. Результатом этого художественного эксперимента стала выставка-дневник, выставка-диалог академического и современного искусства. Журнал «Российское фото» побеседовал с кураторами проекта.


— Расскажите, как вы связаны с проектом Opus Modernum?

М.Р.: Директор МАХУ Алексей Морозов пригласил меня провести практику для студентов, которые занимаются живописью и скульптурой, поработать с современными медиа — видео, фотографией. Это была уникальная практика — ребята, которые получают академическое образование, делали вещи, связанные с современным искусством и новыми мультимедийными технологиями.

K.П.: Алексей Морозов возрождает традиции Российской Академии Художеств, когда наиболее талантливых студентов отправляют на академическую практику в Италию, в регион, намоленный с точки зрения культуры — Тоскану. Эта практика уже несколько лет существует в традиционном академическом формате. Нас пригласили привнести в нее другие точки зрения, в первую очередь, из области современного искусства.

— В чем заключается основная задача проекта?

М.Р.: Существует тема конфликта между современным и академическим искусством. Много лет назад этот конфликт был преодолен, но в нашей стране представление о нем искусственно поддерживается.

К.П. Нашей задачей было показать, как мы можем сделать художественный продукт с людьми, которые имеют серьезное академическое образование, но переходят на другие, новые для них медиа. Насколько они могут взаимодействовать с нами. Этот процесс был показан блестяще, на мой взгляд.

Мы хотели провести съемки под новым вектором: не просто задокументировать реальность, а попытаться осмыслить её с помощью фото, видео и театра. По результатам практики в был создан проект в формате выставки.

— Как были разделены ваши кураторские функции?

К.П.: О структуре практики мы договорились еще в Москве. Мы оказались в месте, где есть что смотреть, что снимать и где архитектура такого качества и в таком объеме, что на примере ее съемок можно доступно объяснить многие вещи. Инструментальные аспекты фотографии как медиума, концептуальные вопросы — что такое композиция в контексте художественной съемки.

Миша работал с фотографией. Направление видео курировал я и Дмитрий Венков, художник и преподаватель Школы фотографии и мультимедиа имени Родченко. Мы понимали, что те же самые архитектурные ансамбли, та же самая натура может быть местом для видеосъемок.

За третье направление — действие, театр — отвечал Эдуард Бояков. У видео и театра, в отличие от фотографии и живописи, есть дополнительное измерение — время. Кроме того, у Эдуарда есть опыт продюсирования. Он может взглянуть на ситуацию в целом — оценить, какой материал можно показать зрителю.

Распределение ролей произошло исходя из наших интересов как художников и деятелей искусства. Название практики было задано еще в Москве Алексеем Морозовым, он предложил дать проекту имя Opvs Modernvm, чтобы студенты академического МАХУ погрузились в современность.

М.Р.: Все работали очень интенсивно. Один день был посвящен теоретической подготовке, другой день — практике. Сначала читали лекции по фотографии, теории искусства, смотрели фильмы. На следующий день были съемки. Часть студентов снимали со мной фото, часть снимали видео с Кириллом. Свободного времени не было вообще. Мы путешествовали по удвительным местам, очень красивым. Нам открывали частные виллы, которые обычно закрыты для посещения, рассказывали историю местности.

Фото: Алексей Ярошенко


Фото: Наталья Драчинская

— Как студенты академического художественного училища отнеслись к новым для себя инструментам и практикам?

К.П.: Если говорить о студентах, да, у них академическое образование, но живут-то они в современном мире, сидят в «Фейсбуке», «Вконтакте», на Youtube, читают ленты новостей — то есть находятся в рамках реальности, присвоившей все элементы современного искусства. Поэтому конфликта академического и современного не существует, этот конфликт надуман.
Нам не надо было подбирать ключи, чтобы включить иной режим восприятия.

— Во время самой практики вы направляли студентов или давали полную свободу?

М.Р.: Безусловно, мы их направляли. Если бы они шли тем путем, который они и так хорошо выучили за годы академического обучения, то продолжли бы делать бы то же самое, а смысл нашей пратики-эксперимента заключался в другом: нас пригласили, чтобы мы показали им иные пути, иные варианты.

К.П. Естественно, направляли. Это же практика. Если бы она не длилась десять дней, а длилась десять месяцев, то можно было бы дать студентам полную свободу. Мы понимали, что находимся в уникальном месте, где нужно отснять определенный материал. Свобода была редуцирована, задания были адресными, что в первую очередь определялось самим местом.

— Как происходило общение во время практики? О чем вас как кураторов спрашивали студенты МАХУ во время проекта?

К.П. Мы постоянно поддерживали диалог со студентами, жили все вместе на территории монастыря, в кельях. Это удивительный опыт. Наше общение не было формальным, это была живая энергия, диалог, который не прекращался.

М.Р.: Вопросов было огромное количество. Но было легко и интересно, потому что студенты работали с открытым сердцем. Учили снимать серии, потому что именно серия выражает фотографа, а ребята привыкли работать с единичным изображением — и это был огромный сдвиг в сознании. Нужно было создать серию по определенным законам, при этом работая в архитектурной среде. Было очень интересно наблюдать, как происходит движение в голове у ребят. Оно было заметным даже за такой короткий срок. Если бы проект длился дольше, то результат был бы еще интереснее.

— Расскажите, пожалуйста, про выставку. Экспозиция выстроена по принципу римской базилики. В чем смысл этой идеи?

М.Р.: Это классическое архитектурное пространство, основа, база. В Цехе Красного, где проходит выставка, убрали все фальш-стены, мы открыли пространство и организовали его так, чтобы у нас была система прохода.

К.П.: Четыре дня — это четыре места, это наш путь, в результате которого подходим к центральной, алтарной части экспозиции. За алтарем находится фильм, который был снят в традиции итальянской комедии дель-арте. Текст к выставке написала Вера Трахтенберг, искусствовед и куратор.

— Все ли работы вошли в экспозицию?

М.Р. Нет. Мы провели определенную селекцию вместе с Алексеем Морозовым и с Линой Краснянской — куратором самой большой российской фотовыставки Best of Russia. Я знаю Лину много лет, поэтому пригласил ее как куратора, чтобы она помогла отобрать фотоматериал. Всего в экспозиции представлено около 110 работ. Мы не показываем каждого студента как творческую единицу, а показываем глобальные изменения, которые происходили в течение практики. И это выставка именно группы людей, а не каждого отдельного художника.

Фото: Евгения Панкратова

Фото: Евгения Панкратова

Контактная информация

Место: Цех красного
Время: 12:00-20:00
Вход: 200 рублей,
льготный — 100 рублей

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

Nikon Cashback
Samyang