Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Jolie
Андрей Каменев «Методика у меня простая: что вижу, то и пою»

Андрей Каменев
«Методика у меня простая: что вижу, то и пою»

#портфолио #travelфотография
Андрей Каменев
«Методика у меня простая: что вижу, то и пою»
2 ноября 2011
Фото:Андрей Каменев

Его называют гуру экстремальной и спортивной фотографии. Он может снять что угодно и где угодно: в небе, на земле, под водой, в глубине пещер. С ним знакомы мадагаскарские лемуры и австралийские крокодилы, ему позировали гвинейские каннибалы и эмиратские стюардессы. Десятки стран, сотни мест, тысячи и тысячи кадров...

— Почему вы выбрали тревел-фотографию?
— Ответ очевиден: из любви к путешествиям. Но еще я снимаю под водой, экстремальные виды спорта, макро и тому подобное. В детстве у меня была энциклопедия с картинками и цветными вкладками. Глубины океана, джунгли, горы, острова... В те далекие советские времена так хотелось все это увидеть!


— Как вы выбираете место для путешествия?
— Раньше ездил в те страны, где еще не успел побывать. Сейчас я ориентируюсь на журнал National Geographic, для которого работаю. Беру подборку старых и новых номеров, смотрю, могу ли я придумать новую тему по данной стране, и еду. Могу уверить на сто процентов: если тема годится для «Географики», то она подойдет и для остальных журналов.


— А почему National Geographic, а не, скажем, «Вокруг света»?
— «Вокруг света» не совсем моего формата. Я не могу одновременно давать материалы в National Geographic, Geo и «Вокруг света». Я для себя выбрал «Географик» и работаю на него.
В свое время я сотрудничал с огромным количеством российских изданий, больше 200 в год умудрялся «окучивать». Со всеми буквально, за исключением некоторых гламурных журналов.


Андрей Каменев фотопроект: "Методика у меня простая: что вижу, то и пою".

— Для чего это делалось?
— Исключительно ради денег.


— А как же имя, слава?
— Путешествия требуют больших денег, которые нужно как-то зарабатывать. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Но так раньше было. Сейчас многие журналы о путешествиях перестали существовать, остался, собственно, один гламур, немножко спорта и National Geographic, если по-взрослому.


— То есть раньше вы ехали в какую-то страну, делали снимки, писали текст, и потом раздавали материал по разным изданиям? Кому доставалось лучшее?— Для каждого издания у меня был конкретный материал, каждому — свое. Простой пример. Еду в Южную Африку фотографировать для National Geographic суккуленты, редкие растения такие, на кактусы похожие. Параллельно снимаю экстрим-парк в порте Элизабет для «Вертикального мира», дайвинг — для «подводных» журналов, животных — для разных тревел-изданий. Я называю это тактикой выжженной земли, когда фотографируешь все, что возможно. Но для этого нужно знать психологию всех журналов, их стилистику, понимать, чего именно они хотят.


— Какой жанр вам ближе: пейзаж, репортаж, подводная съемка, архитектура?
— Архитектуру не люблю. Скорее, пейзаж и животные, все, что ближе к природе.


Андрей Каменев фотопроект: "Методика у меня простая: что вижу, то и пою".

— Можно ли сказать, что какой-то жанр фотографии больше подходит для рекламных проспектов, какой-то отражает жизнь страны, какой-то — для души или для выставок?
— Многие фотографы — и в этом их ошибка — стараются сделать каждый кадр как на выставку. Как правило, из этих фотографий невозможно сделать историю. В истории может быть много «проходных» кадров, так называемых «перебивочек». Поскольку у меня тактика выжженной земли, я снимаю и «проходные» кадры, и «выставочные». Я знаю, какие из них пойдут в буклеты, в рекламу, в журнал определенный, а какие — для пополнения архива, для себя.
Вот пример. Я провел пять дней в Норвегии. Фотографии архитектуры, ландшафтов, маяков, фьордов можно предложить посольству. И пусть там сами решают, что подходит, а что — нет. Что-то может оказаться хорошей картинкой горнолыжного курорта или визитной карточкой города. Даже спортивные фото или лица людей, которые со мной ездили — эти кадры вроде и не привязаны к Норвегии, но могут быть иллюстрацией в буклете или журнале.

— Как вы готовитесь к съемке? Составляете план, выбираете обязательные и второстепенные места...
— Хорошо, конечно, заранее иметь программу. Но, как правило, программы не выполняются. В той же Норвегии мы планировали посетить ледяную пещеру, спуститься с горы к воде. Но температура была 12 градусов, пещеру затопило, снега внизу не оказалось. Многие темы рождаются уже на месте. Приезжаешь в город, он красивый, но погода пасмурная, идет дождь. Приходится придумывать, что делать.

— И что делать, если идет дождь?
— Снимать. У меня многое под дождем снято. Можно же переигрывать какие-то вещи. Подняться на смотровую площадку, сделать панораму, потом нарезать фрагментов сверху, пройтись по красивым улицам, поснимать вывески, колодцы, крыши. Из норвежской поездки я привез 11 фотографий дорог, которые подойдут для моей дорожной темы. У меня уже была выставка «Дороги мира», но проект не закончен, он продолжается.
Я параллельно делаю много тем, постоянно держу их в голове и снимаю годами в разных местах. Например, стюардесс. Эту тему даже за год не снимешь. Летишь Emirates, фотографируешь стюардесс этой авиакомпании.

— Как они относятся к тому, что Вы их фотографируете?

— По-разному. Приходится договариваться, улыбаться, показывать, что работаешь для National Geographic, где-то нужно письмо с разрешением. Бывает, нужно сделать рейс с тремя пересадками, чтобы тебе попозировали. За раз не снимается. Впрочем, как и с дорогами. У меня снято 500 разных дорог из разных регионов, стран, мест. Придет в голову какая-то мысль — потратишь несколько лет, чтобы попасть в эти места. Еще у меня есть большая тема про маяки. Маяки в мире, панорамы маяков, головы маяков, флюгеры, кормушки, знаки, побережья, даже шахматы и надувные маяки. Ни за год, ни за два отснять не получится.

— Вы работаете по какой-то особой методике?
— Методика у меня простая. Приезжаю в какую-то страну и «что вижу, то и пою». Снимаю до обеда, вечером смотрю в компьютере, понимаю — ага, что-то мало людей, не хватает желтого цвета по общему фону, кораблей маловато — бегу доснимать. И стараюсь не забывать про свои многочисленные проекты: дороги, маяки, двери и тому подобное.

Андрей Каменев фотопроект: "Методика у меня простая: что вижу, то и пою".

— Из чего складывается доход тревел-фотографа? Гонорары от изданий, фотобанки, туркомпании, спецпроекты?

— Раньше я зарабатывал больше на журналах. Тогда, к примеру, месячная поездка в Австралию «отбивалась» примерно за полгода. Бывали, правда, и совершенно провальные по деньгам поездки. Что касается фотобанков, то они слабо работают, я мало с ними сотрудничаю. Сейчас основной доход у меня от рекламы, от афишных съемок. Не нужно думать о размещении: сделал работу, отдал, скажем, в посольство, а они уже сами решают, что в журналы раздать, что — на выставку. Мне это выгодно тем, что я бесплатно езжу и пополняю свой архив. Спецпроекты тоже работают, но доход от них очень сложно подсчитать. По моему мнению, любой труд рано или поздно будет оплачен, чего бы ты не снимал.

— Какова роль фотообразования в вашей работе? Когда вы занялись фото профессионально?
— Фотоаппарат в руки взял в 1976 году, мне тогда было 14 лет. Это был обычный ФЭД, потом ФЭД-3, затем «Зенит», с которым я и подошел к профессиональной фотографии.
Я окончил московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, который мне дополнительного фотообразования не дал. Там преподают очень сложную химию процессов, воздушную фотографию. А я обычную люблю. После института и работы в летном испытательном отряде я уволился и устроился в «Советский спорт». Там за 2,5 года получил самый большой в жизни опыт съемки, потому что спортивный репортаж — это самое сложное. Если гол не снял, повтора не будет. Это вырабатывает реакцию. Про технические аспекты и говорить нечего: этим изначально надо владеть. Каждый день ты снимаешь, проявляешь, печатаешь... Нас не ограничивали в пленке, она называлась А2, 400 единиц, рулоны по 200 метров. Сами резали кассеты. На съемку уходило 8-10 роликов, проявляли их по два в одном бачке, «спиной к спине», чтобы ускорить процесс. Потом все это мгновенно печаталось, ретушировалось и отдавалось.

— Какой у вас сейчас комплект техники для путешествий?
— Сначала я почти десять лет работал с Nikon. В 98 году перешел на Canon, сначала пленочный, 1N. В 2002 году купил первую в России полноматричную цифровую камеру, прямо с презентации в Голландии (Canon 1Ds, прим. редактора). Она прожила у меня пять лет и благополучно утонула на Мальдивах. Последние четыре года пользуюсь 1 Ds Mark II, пока доволен. Есть еще «пятерка», которой я снимаю под водой в профессиональном боксе Ikelite. Комплект объективов простой: 17-35, 70-200, 100-400. Есть «полтинник», в том числе макро, и есть 65 макро. Вспышки макро и 580. Вот и весь комплект.

— И сколько все это весит?
— Если считать с подводным и световым оборудованием — порядка 16 кг. А так рюкзак весит 12-14 кг, в зависимости от того, куда я еду. В короткие поездки вторую камеру не беру. И так приходится таскать зарядники и аккумуляторы ко всему, провода, флешки, картридер.

— Как вы потом разбираете отснятое?
— Это целая система. Стопроцентный брак удаляю сразу. Делаю разные папки, отбираю нужное, сортирую по странам, городам, фауне и флоре. Отдельно макро и «Географик», проекты, люди, публикации. Иногда в одной папке лежат еще одни, а в них — еще. Такая вот структура.

— Сколько гигабайт в день уходит?
— Больше десяти сложно снять. Я не только raw делаю, но и jpeg, исключительно для превью, потому что не все компьютеры «видят» raw. Часто беру накопители вместо компьютера. Всегда можно взять у коллеги ноутбук на 15 минут для просмотра картинок. Фотографии обрабатываю дома, это быстрее и удобнее. От 50 до 100 картинок в день получается. Если сразу не разгребешь, можешь потом не вернуться, будешь искать — не найдешь вовремя.

— Сколько после отбора остается?
— Примерно пятая часть.

— Остальное — то, что не брак — удаляете?
— Нет, в архив сбрасываю. Бывает, выкинешь кадр, а он был частью панорамы. Или отношение к собственным фотографиям меняется. Роешься в архиве через год, находишь что-то и думаешь: «что же это я не обработал, это же супер!» Теперь архивы не слишком много места занимают. Это раньше целые квартиры слайдами заваливали, вообще убиться можно было.

— Накопители — рейды?
— Есть рейды, есть обычные накопители. Часть в компьютере, потому что доставать удобнее. Но «харды летят», а восстановить 100 Гб денег стоит. Стараюсь информацию дублировать, записываю в двух экземплярах.

— Часто печатаете фотографии?
— Не часто, только для выставок, для себя вообще никогда не печатаю. Мне хватает трех 30-дюймовых мониторов.

— Готовите к печати сами?
— Конечно. Раньше я много печатал и знаю, что нужно добавить контраст и яркость, если в природе был желтый цвет, что нужно сделать пожестче, потому что при печати фотография пожухнет и будет именно такой, какой надо. Это из опыта.

— Приходилось сталкиваться с экстремальными ситуациями?
— Профессионализм фотографа — не попадать в такие ситуации. Если попадаешь, значит, не додумал что-то, не подготовился.
Однажды в австралийской пустыне у нас закипел двигатель. Когда открыли капот, улетела крышка радиатора. Просто — в космос. Как ехать, если все греется? Весь день придумывали, как крышку из подручных средств сделать.
Случалось, у нас восемь колес лопалось в пустыне. Хорошо, что были камеры, и мы в бескамерные колеса их запихивали, где они опять рвались. Но это все из-за разгильдяйства организаторов. В Индии как-то раз на полдня в тюрьму забрали за съемку в неположенном месте. Я пытался запечатлеть какой-то рынок с тухлой рыбой, а там оказался знак, запрещающий съемку. Вот меня в полицейский участок и забрали. Хорошо, друзья нашли и вытащили.

Андрей Каменев фотопроект: "Методика у меня простая: что вижу, то и пою".

— Посоветуйте, как реализоваться начинающим тревел-фотографам?
— Первое — это не экономить пленку, если уж занялся фотографией. Снимаешь памятник — снимай его. Снимаешь человека — пусть в кадре человек. А то получается, ни памятника, ни человека не видно. Пойми, что ты хочешь своими фотографиями передать, для чего ты снимаешь: для семейного альбома, для выставки, для журнала. Для последнего нужны «думающие» ракурсы, крупные планы, детали, транспорт, люди. Полстраны ходят по лесу и снимают пейзажи, даже выставки делают. Но эти пейзажи ни о чем, если в них нет истории. — А компактной камерой снимать не пробовали?
— Пробовал. Сломалась у нас машина на Кольском полуострове. Пока народ поехал запчасти «варить», я решил поснимать.
Кинулся — а они мой рюкзак увезли. Взял у ребят G10, положил в карман и пошел лазить по болотам. Получил колоссальное удовольствие. Не надо тащить кучу железа, вспышек. Вполне приличная камера, 12 Мп, для полиграфии достаточно. Но у нее отсутствуют нужные мне возможности, например, выбор точки фокусировки. Даже в ручном режиме неудобно. Ну и «шумит» она сильно, конечно.

— Планируете ли вы отмечать День Фотографа?
— Это праздник такой? Я его часто отмечаю здесь в офисе, чуть ли не каждую пятницу (смеется). Коли в Москве буду, обязательно к вам приеду.

— Вы дома вообще часто бываете?
— У людей, которые мне звонят, создается впечатление, что я все время в отъезде. На самом деле, это иллюзия. Например, в этом году я был только в Норвегии и в Красной Поляне, ну и плюс ездил в Туапсе на гонку «Экспедит трофи». В среднем получается, что я суммарно около трех месяцев за год отсутствую.


— Последний вопрос — традиционный: что для вас фотография?
— Хобби и работа одновременно. Можно, конечно, найти более оплачиваемую работу, например, торговлю недвижимостью, устроиться топ-менеджером, ходить в офис, получать сто тысяч долларов, иметь дорогую машину, квартиру, возможность кататься во Франции на лыжах. Но жить нужно так, чтобы тебе самому было интересно. Пусть я буду без денег сидеть, но заниматься тем, что мне нравится. Каждому — свое.

_______________________

Читайте также:

Наталья Смирнова и её фотопроект: «Ребенок — это вселенная!».

Юлия Зальнова и Наталья (Маруся) Токарева, фотопроект: «Главное правило — никаких правил!».

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий