Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Ядран Шетлик: «хороший портрет - не вопрос фотоаппарата»

Ядран Шетлик:
«хороший портрет - не вопрос фотоаппарата»

#портфолио #портретная_фотография
Ядран Шетлик:
«хороший портрет - не вопрос фотоаппарата»
3 октября 2011

Известный чешский мастер собирает коллекцию фотографий русских знаменитостей. Недавно в Москве прошла уникальная фотовыставка «Лица России». Около пятидесяти россиян, наших выдающихся современников, проявивших себя в той или иной сфере, свел под одной крышей Нового Манежа фотоаппарат известного чешского фотографа Ядрана Шетлика. Конек мастера — уникальные психологические портреты, раскрывающие личность изображенного на них человека.

— Ядран, когда у вас возникла идея создать такую галерею?
— Семь лет назад. Именно тогда я придумал проект «Галерея «Миллениум Ядрана». Начинал я, естественно, в Чехии. Делал портреты известных людей страны — политиков, спортсменов, художников, музыкантов, актеров, режиссеров, бизнесменов. Потом снимал известных итальянцев, британцев. За последние годы у меня состоялись ряд выставок в Чешской Республике, а также за рубежом. В их числе «Мировые знаменитости» и «Ветераны Британских Королевских ВВС», теперь — «Лица России». Сейчас в моем собрании больше 200 портретов, но я продолжаю пополнять «Миллениум Ядрана».

Ядран Шетлик


— Необычное название...
— Зато емкое. Слово «миллениум» появилось в названии потому, что галерея была создана на стыке тысячелетий. Я начал собирать ее во втором тысячелетии, а продолжаю в нынешнем, третьем. А потом подумал, что идея создания подобной коллекции могла возникнуть не у меня одного, потому и добавил в название еще одно слово — собственное имя, Ядран.

— Ваша галерея в Чехии — стационарная?
— Да, но мы очень часто ездим по стране. Из города в город, из замка в замок. Очень жаль, что в Москве нет замков. Потому что для нашей выставки «Лица России» было нужно было помещение с очень высоким потолком. Найти такое в Чехии очень просто, а в Москве таких подобных залов практически нет. Но мы нашли. Это Новый Манеж. А еще один, потенциальный зал, увы, сгорел...

— Когда возникла идея снимать известных россиян?
— У меня фотоателье в Карловых Варах. Помимо прочего, это известный в мире курорт. На отдых сюда приезжают много туристов, в том числе и из России. Там я познакомился и сфотографировал Иосифа Кобзона. Это натолкнуло меня на мысль сделать подобие чешской галереи в России. Так возникли «Лица России». В настоящий момент готово около пятидесяти портретов.

Балерина Анастасия Волочкова Дизайнер Валентин Юдашкин Политик Владимир Жириновский

— Вы собираетесь ее пополнять?
— Обязательно! Это проект, который никогда не может быть закончен. У нас уже прошла первая выставка в Москве. Вторая состоится в середине июня в Санкт-Петербурге, в рамках международного экономического форума. Естественно, что в северной столице экспозиция будет несколько иной, значительно расширенной. Если сейчас «Лица России» представлены исключительно москвичами, то теперь мы будем снимать петербуржцев: Александр Розенбаум, Дмитрий Хворостовский, Валентина Матвиенко, Лев Додин, Алиса Фрейндлих, Михаил Боярский, Кирилл Лавров и так далее... В 2005 году я собираюсь показать «Лица России» на родине, потому что это будет год российской культуры в Чехии.

— Вы очень часто употребляете местоимение «мы». То есть работаете вы не один?
— Конечно, нет. Наша команда стоит из трех человек. Помимо меня в нее входят стилист Габриэла Плоцова и моя помощница, координатор проекта Юлия Деева. Именно она мне во многом помогла. В Чехии я мог сам выбирать, кого снимать. А в России я многих просто не знал. А ведь концепция этого проекта в том, что мы снимаем по-настоящему известных людей, которые оставили свой след в истории страны, состоялись в профессии. И главное — это не бабочки-однодневки. Все наши герои прошли испытание «миллениумом». Они начинали свою деятельность в XX веке и успешно продолжают заниматься своим делом до сих пор.

— А когда началась ваша карьера? Когда вы первый раз взяли в руки фотоаппарат?
— Мне было лет десять. Американский Argus я получил от деда, на нем и сделал первые фотографии. Я составлял, а потом снимал всякие композиции, цветы, бабочек. А лет в пятнадцать я стал папарацци...

— ???
— Мой отец был спецкором одной из чешских газет в Риме. Я жил у него. Помню, как-то гулял по Вечному городу с маленьким фотоаппаратом, снимал архитектуру и вдруг увидел, что какие-то фотографы снимают двух женщин. Услышал имя «Клаудиа Кардинале». Имя было мне известно, но в то время я не знал, какая из этих двух женщин — кинозвезда. Так я сделал свои первые папарационные снимки. Я успел нащелкать около 20 фотографий, причем 2-3 оказались достаточно четкими. На них было хорошо видно, что это — синьора Кардинале. Такой вот подарок судьбы... А потом я облюбовал центральные улицы Рима для прогулок. Там много дорогих магазинов, бутиков, ресторанов, там часто появлялись звезды с мировыми именами. Профессиональные папарацци скоро начали узнавать меня в лицо. Случалось даже, что если их не пускали в отель или ресторан, то они посылали «работать» меня. Швейцары, не видя подвоха, пропускали мальчишку без лишних вопросов. У меня неплохой архив остался с тех времен — снимки звезд политики и кино 60-х: Бриджит Бардо, Энтони Куин, Роберт Кеннеди. Последнего я подловил в тот момент, когда он о чем-то мило беседовал с хиппи. А потом я стал продавать свои снимки. Это оказалось сильной мотивацией, и я продолжил снимать. С детства был уверен, что стану журналистом, а оказалось, что профессия фотографа намного интереснее. Поэтому я поступил в Пражскую школу графики. В Чехии «звезд» не было, и я переключился на девушек-моделей. Я занимался всеми жанрами — индустриальная фотография, дизайн, реклама, мода, арт, сделал много календарей. Когда же я набил руку во всех этих жанрах, я подумал: что дальше? Хотелось чего-то нового, более интересного, творческого... Тогда и пришла идея сделать галерею портретов известных людей. И потом, я очень эмоциональный человек. Мне интереснее общаться с людьми, чем со зданиями или предметами.

— Надо сказать, у вас это замечательно получается. Каким фотоаппаратом вы делаете портреты?
— В принципе, марка не играет большой роли. Снимать портреты можно практически любой камерой. У меня, например, классический Nikon, пленочный. И профессиональная пленка Superia. Два специальных портретных объектива от Nikon — 85 мм и 135 мм. Я снимаю на пленку и потом печатаю с нее фотографии. Никакой обработки на компьютере, никакой ретуши — живой портрет.

— Почему отдаете предпочтение марке Nikon?
— Потому что привык к нему с детства, много лет им работаю. Но завтра я могу взять другой аппарат, и думаю, что сниму не хуже. Хороший портрет — не вопрос аппарата. Тот же Михаэль Шумахер стал шестикратным чемпионом мира не потому, что у него хороший болид «Феррари», а потому что он талантливый гонщик. Он будет побеждать и на любой другой машине...


Политик Ирина Хакамада Фотография Леонида Якубовича Артист Олег Табаков


— А чем вас не устраивает цифровой фотоаппарат?
— Всем устраивает. У меня есть лучший цифровой аппарат в мире — 14 млн пикселов. Он хорош для дизайна, архитектуры, но не для портрета. Если снимать людей на «цифру», то результат выглядит как-то неправильно...

— Сколько всего фотокамер у признанного чешского мастера?
— Шесть-восемь, я их никак не подсчитаю. (Смеется.) И еще, когда я отправляюсь на какую-то важную съемку, я всегда беру два аппарата. Аксессуары тоже стараюсь дублировать: и объективы, и экспонометр, и аккумуляторы. Всегда есть вероятность, что что-нибудь случится...

— Вспышкой пользуетесь?
— Иногда. Все зависит от того, какой результат мне нужен. Если снимать со вспышкой — атмосфера получается более реалистичная, а без нее портрет выходит мягче...

— Вы печатаете фотографии сами?
— Первое время занимался этим сам. А потом оказалось, что в Брно есть специальная лаборатория, единственная в Чехии, где печатают фотоснимки большого размера, — аэросъемка. У них очень хорошая техника, здоровые объективы. Настоящие профессионалы своего дела. Именно там мне печатают выставочные фотографии — 2×1,5 м. Поначалу я на их оборудовании печатал снимки сам, а теперь на это просто времени не остается. Я не успеваю и печатать, и фотографировать, тем более что в Чехии я сейчас почти не бываю — последний год практически безвыездно прожил в Москве. Посылаю негативы в лабораторию, они печатают с пленки образцы — сначала в малом, а потом и в большом формате. Так что все «Лица России» привезены из Чехии.

— С кем из ваших героев продолжаете общаться?
— Со многими. С Вячеславом Зайцевым, Сергеем Ястржембским, Валентином Юдашкиным, Николаем Петровым, Михаилом Швыдким, Натальей Бессмертновой... Олег Табаков приглашает нас на все премьеры.

— Раскройте тайну, как заставить человека раскрыться перед фотокамерой? Как сделать хороший портрет?
— Это психологический вопрос. Главное, чтобы человек рядом со мной чувствовал себя комфортно, чтобы не боялся раскрыться. Во время съемки мы общаемся, идет энергообмен. Как в театре между зрителем и актером. Само важное — создать атмосферу. На этот вопрос сложно ответить, нет никаких инструкций, нет никаких советов, все индивидуально. Единственный общий момент: я никогда не заставляю людей принять ту или иную позу, повернуть голову, посмотреть вправо или влево. Для меня важнее, чтобы мои герои прежде всего были самими собой, это помогает мне подчеркнуть красоту человеческой души.

— Где вы снимаете людей?
— Там, где им психологически комфортно. К примеру, Игорь Моисеев сидит у себя дома на диване — ему удобно именно там. Зайцева, естественно, снимали в его Доме моделей. Его уже 30 лет практически все фотографы снимают около белых колонн — он к этому привык. Я насильно никого никуда не тащу, могу создать свою атмосферу в любом месте, хоть в студии, хоть в доме, хоть в офисе.

— Вы уже обзавелись в Москве собственной студией?
— Студия у меня мобильная, поэтому я могу обустроить рабочую площадку в любом месте. Захотел Любимов сниматься в своей гримерке, рядом со стеной, исписанной автографами, — ну и ради Бога. Куснировича снимали в одном из его бутиков — он сам его выбрал. А когда узнаешь, где у человека любимое место, это многое о нем говорит.

— Бывали ли случаи, когда вы не смогли найти контакт с человеком?
— Без ложной скромности: такого со мной не случалось. Бывает, что фотографируешь человека легко и быстро, бывает, съемка идет тяжело и долго, но результат все равно будет хороший. Вопрос в том, сколько времени на это придется потратить.
К примеру, бывают какие-то вещи, с которыми человек просто сроднился. Мы пробовали снимать Галину Волчек без сигареты. Она сама об этом просила. И это при том, что Галине Борисовне каждые пять минут требовалось покурить. Мы долго пытались снимать ее без сигареты, но она зажималась. Тогда предложили ей вернуться к привычному образу — Галина Борисовна повязала платочек вокруг шеи, закурила и все, расслабилась, раскрылась... На самом деле, при портретной съемке на первом месте психология, на втором — техника. Меня часто спрашивают: «Как вы делаете такие портреты?» Я не знаю ответа на этот вопрос. По наитию, что ли.

— Наверняка во время съемок происходит немало любопытного...
— Конечно. Например, Зураба Церетели мы приехали снимать в его мастерскую. Он почему-то считал, что съемка — это процесс нескольких минут. А когда узнал, что этой займет пару часов (сначала мы выставим свет, потом подберем нужный ракурс), то решил не терять времени и устроился рисовать. Так увлекся, что отвлечь его потом было очень сложно. В итоге получился портрет у той самой картины, которую Зураб Константинович в тот момент рисовал. А Элина Быстрицкая вообще стала соавтором своего портрета. Когда ее снимали, неожиданно речь зашла о домашних животных. И Элина Авраамовна очень пожалела, что не взяла с собой свою собачку. Тут же позвонили шоферу, он привез Фифочку в студию, и у нас получился чудесный портрет.

— Ядран, все ваши фотографии очень похожи на старинные портреты маслом, выполненные художником...
— Я и есть художник. Фотохудожник. Только вместо кисточки у меня свет и фон. Я рисую ими. Я никогда не ищу какие-то сложные фоны, образы, цвета. Мне кажется, что самое главное — это лицо человека. У меня по большей части фон темный, спокойный, который не отвлекает внимание от лица. То есть фон должен быть либо темным, чтобы сконцентрировать внимание на лице, либо более яркого цвета, но тогда он должен быть вне фокуса.


Советы Ядрана Шетлика для начинающих фотографов

— Первым делом определите, что именно вам удается лучше всего — натюрморты, портреты, пейзажи, городская съемка. Нельзя снимать все одинаково хорошо.

— Главное в фотографии — свет. Именно им можно либо все испортить, либо, напротив, исправить недостатки, например длинный нос или двойной подбородок.

— Прежде чем нажать на кнопку, выстроите в голове композицию. Придумайте идею, поймите, что именно вы хотите снять. Только после этого фотографируйте.

— Лучше всего начинать с самого простого пленочного фотоаппарата. Это позволит опытным путем понять, что такое диафрагма и выдержка. Проявлять пленки на начальном этапе лучше также самостоятельно, чтобы понимать, что вам удается и не удается.

— Талантливыми людьми не рождаются, ими становятся.

_______________________

Читайте также:

Сергей Мартьяхин и Наталия Агладзе. Натюрморт — жизнь мертвой натуры.

Александр Ноздрин — профессиональная свадебная съёмка.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
мамм