Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Алексей Никишин: «Бехеры. Как снимать одно и тоже стать классикой? Откуда пошла современная фотография»

Алексей Никишин: «Бехеры. Как снимать одно и тоже стать классикой?
Откуда пошла современная фотография»

#блоги #современная_фотография
Алексей Никишин: «Бехеры. Как снимать одно и тоже стать классикой?
Откуда пошла современная фотография»
20 апреля 2015
Фото:Бьерн и Хилла Бехеры
Текст:Алексей Никишин

Участник Russian Photo club, известный фотограф Алексей Никишин начинает авторскую колонку о современной фотографии.

Бьерн и Хилла Бехеры — это газгольдеры, водонапорные башни, элеваторы и доменные печи. А еще история современной фотографии. Давайте разберемся вместе, почему нужно было снимать всю жизнь эти скучные фотографии, и за что Бехерам благодарны все современные концептуальные фотографы?

Бьерн и Хилла Бехеры родились в Германии и еще с детства любили снимать архитектуру. Говорят, что маленький Бьерн, сбегал с утра из дома с батоном хлеба и бежал к своей подруге Хилле, чтобы вместе пойти и целый день фотографировать на улице. Родители удивлялись, почему на фотографиях Бьерна и Хиллы никогда не бывает людей. Они даже подумывали показать их семейному доктору. Но однажды, ребята признались, что люди, своими эмоциями, жестами и просто собой — портят им фотографию. Вот так из детских страхов и началась современная концептуальная фотография.

В конце 1950-х увлечение архитектурной съемкой приводит их в промзоны, где они с радостью стали фотографировать газгольдеры, водонапорные башни, элеваторы и доменные печи. А газгольдеров, водонапорных башен, элеваторов и доменных печей в те времена в Германии было много. Было много их и в соседних странах. Бехеры любили путешествовать. И много фотографировали в путешествиях, ну как мы в Вами. И снова продолжались газгольдеры, водонапорные башни, элеваторы и доменные печи. И что же со всем этим делать — однажды подумали Бехеры?

Именно тогда к ним пришла идея систематизировать все это по папкам: газгольдеры к газгольдерам, водонапорные башни к водонапорным башням, элеваторы... Ну, сами понимаете. Сделали они это, развесили по стенам и —О, Бог! Поняли, что у них получилась не что иное как «типология» — главный инструмент современной концептуальная фотография. Вдогонку, стоит упомянуть, что до них, конечно, Август Зандер и Карл Блоссфельд тоже проделывали опыты с типологией, но тогда еще точно никто не знал, что это она, и она станет языком концептуальной фотографии Будущего.

Бехеры не теряли время даром и в 1970-е стали преподавать в Дюссельдорфской Академии Художеств, где и подучили своим открытиям таких прославленных сейчас фотографов немецких концептуалистов — Андреаса Гурски, Томаса Руфф, Томаса Штрута.

Итак, давайте разберемся, что же такого открыли Бехеры своими фотографиями:

Первое: Типология. Фиксация последовательности и тонких изменений. Выставляя фотографиями сериями «по типам» объектов по 9, 12,15 фотографий они не только каталогизирует информацию, но и дают возможность зрителю увидеть различия в с первого взгляда похожих изображениях, сравнить и заметить индивидуальный характер каждого из них. Это серии для внимательного зрителя. И дело не в том, нравятся ли вам газгольдеры или нет, красивыми они кажутся или неинтересными. Дело в том, что даже в неинтересных бытовых похожих объектах можно найти уйму мелочей и деталей-отличий, мельчайших изменений, разглядывание которых и есть искусство.

Второе: Не нужно красиво. Этот принцип возьмут себе на вооружение все современные концептуальные фотографы, которые не ориентируются на эстетическую составляющую изображения, а работают с мыслью. Когда ты снимаешь интересный сюжет, решающий момент, красоту— зритель быстро считывает этот понятный «триггер» и не смотрит фотографию. Когда же ты снимаешь неинтересный сюжет, бытовую сцену без особого смысла, момент, на который в жизни никто не обращает внимание — зритель долго рассматривает фотографию, так как его уже начинает интересовать не узнаваемое в ней, а все остальное. То, есть сама фотография. Зритель начинает выступать в качестве исследователя самого изображения. Здесь и начинается концептуальная фотография.

Третье: Отказаться от лишнего. Все фотографии Бехеров сняты фронтально, и предельно плотно. Серый фон осеннего неба равномерно освещает и не отвлекает. Место съемки не узнается и не достаивает изображение дополнительным контекстом.

Ну, вот в первом приближении про концептуальную фотографию достаточно. Продолжение следует.

Продолжаем конкурс на самые интересные вопросы по современной фотографии. Вы присылаете нам вопросы — мы стараемся на них ответить или включить их в темы наших следующих статей.

Сегодня вопрос задает Наталья, детский фотограф из города Сумы на северо-востоке Украины. Она спрашивает:

«Кому нужны все эти дурацкие фотографии газгольдеров, водонапорных башен и элеваторов, когда в мире так много красивого? Зачем снимать такую ерунду?»

Ваши ответы и новые вопросы пишите в комментариях.

Со всеми статьями про современную фотографию вы можете ознакомится здесь: «Алексей Никишин: Все статьи про современную фотографию»

Если Вам интересно подробнее разобраться с современной фотографией, то посмотрите это: «Алексей Никишин: Мастер-класс «Современная фотография как современное искусство. Как сделать современный фотопроект»

Об авторе

Эксперт по современной фотографии, автор многочисленных статей и публикаций. В настоящее время ведет курс по современной фотографии в лектории Московского Музея Современного Искусства (ММОМА).
Один из лучших российских фотографов, снимающих людей. Тот редкий случай, когда фотограф снимает то, что ему хочется, и ему за это платят деньги. Лицо современного психологического портрета — благодаря ему у Безрукова, Собчак, Хаматовой, Макаревича, Серебренникова есть те самые известные психологический портрет.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
Гущин
мамм