Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Совесть
Одна фотография Париж. Маляр на Эйфелевой башне

Одна фотография
Париж. Маляр на Эйфелевой башне

#архив
Одна фотография
Париж. Маляр на Эйфелевой башне
15 октября 2011

85-летний Марк Рибу, фактически являющийся лицом фотоагентства «Магнум» после смерти Анри Картье-Брессона, по праву считается патриархом французской фотографии, представителем плеяды великих фотографов XX века.


Инженер по образованию, Рибу в самом начале своей карьеры, взяв недельный отпуск для съемки театрального фестиваля в Лионе, к прежней деятельности не возвращался уже никогда. В 1953 году он вошел в фотоагентство «Магнум», а в 1977-м стал его вице-президентом.

Одна фотографияМарк Рибу много путешествовал, объехав почти весь мир. Особенно его привлекали Индия, Китай, Япония, Вьетнам — неизведанные земли, которые фотографы в 60-х годах начали открывать европейцам. Рибу всегда был там, где назревал какой-либо конфликт: в Париже 1968 года во время студенческой революции, во Вьетнаме и в Афганистане во время военных действий. Помимо прекрасной техники исполнения, выверенной композиции, умения замечать детали, оказываться в нужном месте в нужное время фотографии Рибу всегда отличало чувство такта, позволявшее мастеру замечать странности, нелепости, а иногда и трагизм человеческой жизни. «Я разрывался между страхом подойти к людям слишком близко и какой-то неведомой силой, которая прямо-таки заставляла меня подойти ближе и посмотреть внимательнее». В работах фотографа отразились наиболее значительные вехи истории XX века. Тем не менее, снимок, ознаменовавший первый год его членства в «Магнум» и принесший ему мировую известность был сделан, как ни парадоксально, в самом сердце Парижа — на Эйфелевой башне. В кадре — рабочий-маляр, беспечно «прогуливающийся» с кистью в руке по металлическим конструкциям нетленного символа Франции на высоте нескольких десятков метров. Из воспоминаний Марка Рибу: «Маляр, которого звали Зазу, был очень весел и работал в свое удовольствие, напевая песенку себе под нос. По-моему, фотограф должен работать точно так же — налегке, с минимумом снаряжения. Но у меня начиналось головокружение, и я закрывал глаза каждый раз, когда он наклонялся, чтобы окунуть в краску свою кисть». Снимок стал одним из легендарных изображений Парижа: так была написана еще одна страничка в истории мирового фотоискусства.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

Совесть
мамм