В фокусе
Назад
События
Назад
Клуб
Назад
Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
Nikon Lens Campaign
Антон Агарков: «Когда мне в голову приходит кадр, это откровение»

Антон Агарков:
«Когда мне в голову приходит кадр, это откровение»

#фотографы
Антон Агарков:
«Когда мне в голову приходит кадр, это откровение»
9 мая 2017

Желание снимать природу — это стремление выбраться из коробочки, увидеть горизонт, перестать наблюдать перед собой стену, уверен известный пейзажный и тревел-фотограф, участник клуба «Российское фото» Антон Агарков. О себе он рассказал нашему журналу.

О себе

По первому образованию я инженер-технолог авиационных двигателей, по второму — лингвист-переводчик. И именно вторая профессия помогла мне прийти к фотографии, причем очень извилистым путем. Желание путешествовать пришло гораздо раньше, чем желание снимать. И я решил, что если буду работать переводчиком-синхронистом с иностранными делегациями, то рано или поздно точно попаду в командировку. «Путешествие, за которое тебе еще и платят? Идеально!» — так я тогда думал.

Потом началась работа в институте, где испытывают авиадвигатели, и там я стал одновременно и инженером по испытаниям, и переводчиком на проектах с Индией, только вот не в Индии, а в России. Работы было много, но она все больше уводила меня от переводов и путешествий в авиацию. Я даже начальником испытательной лаборатории стал, но понял, что это не мое.

И тут мне предложили поработать фотографом для одного портала — путеводителя по России. Я распрощался с инженерной работой и полностью перешел в фотографию и журналистику.


Об изучении фотографии

В семье, сколько я себя помню, был фотоаппарат «Зенит». Отец даже учил меня снимать, но в тот момент меня это не зацепило. Потом, курсе на третьем института, я купил себе свою первую цифромыльницу и начал щелкать. Друзья хвалили, критики на фотосайтах ругали, и я решил, что нужно расти. Первые фотографии, которые не стыдно показать, у меня получились лет десять назад.
Я учился всему самостоятельно, старался много смотреть фотографии других авторов, покупал альбомы. Искал снимки, от которых внутри что-то дрожит. И наоборот, искал работы, в которых меня что-то раздражает, чтобы понять, что именно. Формировал визуальный вкус.


О пейзажной фотографии

Странно, но я никогда не задавал себе вопрос, почему именно пейзаж. Я как-то с самого рождения остро чувствовал природу, мне было интересно бродить по лесу, смотреть, как солнце просвечивает листья... Потом я начал ездить к родственникам в Северную Осетию, и эта связь с природой только усилилась — сложно не проникнуться, когда с твоего огорода видно Казбек! А потом этот вопрос пришел сам собой. В 2010 году я отправился в свой первый зимний поход на Южный Урал, в национальный парк Таганай. Настрадался там основательно, но и фотографии привез неплохие. Выложил в блоге, и кто-то мне оставил комментарий: «Как красиво! А я всю жизнь смотрю на Таганай из окна и все никак не доберусь». И тут я понял, что из моего-то окна видно только стену противоположного дома! И желание снимать природу — это стремление выбраться из коробочки, перестать наблюдать перед собой стену и увидеть горизонт и горы где-то вдалеке!


О фототурах

Я организую фототуры, и весь этот год у меня уже расписан. География поездок — Северная Осетия, Грузия, Армения, Ингушетия, Киргизия, Камчатка, Байкал. Постоянно ищу новые интересные направления и форматы подачи.

Мне кажется, что фототуры — очень интересный формат путешествий. Ты выезжаешь с хорошим гидом, который знает место и точки, где надо быть на рассвете и на закате, может дать совет насчет съемки и поделиться какими-то интересными приемами обработки. А еще в фототуре ты путешествуешь в компании единомышленников, что особенно важно. В обычных туристических группах фотограф — это раздражитель. Он постоянно срывает график похода, требует остановиться и разбить лагерь там, где ему хотелось бы снимать на рассвете и на закате, просит подождать его. Ну или наоборот — тянет куда-то людей, которые приехали просто отдохнуть. Короче, для обычных туристов фотограф — горе. Поэтому у человека с камерой варианта два: или путешествовать одному, или искать единомышленников.

Но в то же время я всегда говорю, что мои туры подходят не только фотографам. Мы-то всегда видим самые прекрасные места в самое выгодное время и от любого путешествия получаем больше впечатлений. Для обычного же человека оказаться в группе фотографов означает получить доступ ко всей этой красоте, и не только. Каждый свой тур я стараюсь совмещать с приключениями. Трекинги по каньонам, общение с чабанами, ночевки в юртах, игры кочевников — все это очень яркие впечатления, которые запомнятся, даже если вы ничего и не снимете.


О природе

Я очень люблю снимать на Кавказе, в Северной Осетии — для меня это практически дом, там живет моя бабушка. Люблю ледники и скалистые горы Дигорского ущелья, развалины домов и родовых башен в ущелье Уаллагком. А люди там совершенно потрясающие! В прошлом году открыл для себя Дагестан — провел там по месяцу летом и осенью — и в этом году продолжу исследовать его. Он поразил меня разнообразием ландшафтов — барханы, лиановые леса, каньоны, море... И вдобавок, словно этого мало, в Дагестане очень интересный быт, яркая этнография и разнообразные ремесла — клад для тревел-фотографа. Именно поэтому я уже в нынешнем году организую тур туда.
Обожаю Киргизию, бываю там с 2013 года ежегодно и каждый раз открываю для себя что-то новое. Мне очень нравится, как в этом регионе сочетаются кочевой быт и невероятной красоты природа. Если вы хоть раз видели, как кочевник ведет свое стадо по высокогорным лугам на фоне заснеженных гор, вы меня поймете.


О погоде

Что касается погоды, то мне нравится, когда она меняется. На стыке хорошей и плохой погоды можно поймать самый интересный свет, самые эффектные облака. Интересно снимать в дождь. Я как-то делал проект для туристического бюро острова Гуам — мы снимали реконструкторов традиционного костюма народа чиморра, и я использовал для съемки вспышки. Тут начался тропический ливень, и мы подсветили вспышкой эту стену дождя и аборигена с копьем, стоящего по колено в морской воде, — получилось очень круто!

Еще мне нравится фотографировать в тумане и при низкой облачности — такая погода позволяет работать с минималистичными сюжетами. Облака скрывают часть картины и создают особую мистическую атмосферу. Правда, они могут и вообще все укрыть, и тогда приходится снимать серый квадрат, но это погода, ей не прикажешь. Я обожаю туман. Мне нравится смотреть, как открываются и закрываются горы, как туман преображает ландшафт, превращает его в нечто иное, лепит из него какие-то неожиданные сюжеты. В тумане всегда можно увидеть что-то невероятное. И тогда нужно непременно это снять, потому что через секунду туман поглотит сюжет.


О любимых местах

Таких мест немного, но есть одно, которое я люблю особенно. Оно находится в Северной Осетии в верховьях реки Урух. Это одна из самых опасных рек в республике, с водопадами и узкими каньонами. Иногда на нее даже смотреть страшно. В самом верху ущелья Урух падает с ледника и попадает на равнину, где дробится на десятки рукавов. Это — реликтовое болото Чифандзар. Летом там сплошной цветущий ковер всех возможных цветов радуги! Просто невозможно красиво! Осенью Чифандзар превращается в желтую каменистую пустошь, прорезанную редкими голубыми потоками. Туда я возвращаюсь дважды каждый год и не намерен прекращать эту традицию.


О горах

Я люблю природу в любом ее проявлении — степи, пустыни, холмы, реки и моря... Горы — просто еще один сюжет, который я стараюсь передать максимально красиво. Для меня очень важно в своих работах отразить саму суть объекта, который я снимаю, настроение, ощущение от него. Пустыни — это жара и песок в лицо, фактуры и контраст линий. Степи — бесконечность. Горы — неприступность. Важно, чтобы у зрителя сразу сложилось ощущение: они огромные и недосягаемые, один только их вид поражает. А для этого важно смотреть на них снизу вверх, быть у их подножия — так горы смотрятся гораздо эффектнее.

Я не стремлюсь куда-то забраться, пройти километры или покорить перевалы. В фотографии это вторично, первична же дорога к кадру. И вот если на ней будут перевалы и горные тропы, то их я и буду преодолевать и штурмовать.

Впрочем, не скрою, что снимки, которые дались с бо́льшим трудом, потом смотришь с каким-то особым трепетом: включается более глубинный слой — память. Если у меня получилось передать эту дрожь зрителю, то я со своей задачей справился.


О ярких впечатлениях

Ярких моментов запомнилось немало. Из каждой поездки я привожу по одному, не меньше. Можно вспомнить, как меня чуть не поколотили каракалпакские гопники, пока я снимал скелеты кораблей на Арале. С места съемки меня вывозили на Daewoo Matiz — самой абсурдной полицейской машине, которую только можно себе придумать. Или как я тащился на вершину бархана Сарыкум в Дагестане без всякой надежды что-то снять, но под вечер полыхнуло так, что я этот закат еще очень долго вспоминал. Однако круче всего было прилететь к извергающемуся вулкану Плоский Толбачик, заночевать в километре от него и смотреть, как от каждого вулканического выстрела палатка ложится на тебя. Там мне пришлось карабкаться по обледенелым склонам и ловить пригоршни пепла в лицо. Но это того стоило — я никогда не забуду, как лава медленно падает по крутому руслу и ползет в лес, а над долиной поднимается огромный столб алого пепла. А еще благодаря той поездке я познакомился со своей будущей женой — вот уж точно есть что вспомнить.


О риске ради удачного кадра

Когда-то ради кадра я шел на все. Но потом в моей жизни появилась Вероника, я понял: мне есть что терять, и слегка поумерил пыл. Хотя иногда меня и заносит на отвесные уступы и опасные тропы, я считаю, что лучше не рисковать. Если ты сорвешься в пропасть, то ничего больше в своей жизни не снимешь, потому что сам себя погубил.

Если же вспоминать... Было кое-что. В Северной Осетии нам предложили подняться на перевал Геби. Сказали: там очень красиво, а тропа несложная, мы и пошли. И на этой «несложной» тропе у нас с отвесного склона, с семиметровой высоты упал конь. К счастью, все обошлось. Но вот ты смотришь, как он, дрыгая ногами, летит вниз, переворачивается, роняет рюкзаки и падает на камни, и думаешь: «А ведь я пять минут назад ехал верхом...»

В тот раз я сделал на Геби потрясающие фотографии, но зарекся туда подниматься. И конечно же, на следующий год вернулся с небольшой группой из МЧС. Ребята хотели пройти по красивому и сложному маршруту одновременно, я предложил Геби, и они согласились. На крутом подъеме навьюченные кони заупрямились, встали намертво, и я пошел проверять, что там такое, помочь сдвинуть их вперед. Потом что-то пошло не так, и один из коней упал на меня. Затем упал второй, меня защемило между ними и потащило в пропасть... Не помню, как я выбрался, но было страшно. Не уверен, вернусь ли я на Геби после этого; да, скорее всего...


О том самом кадре

Когда мне в голову приходит кадр, это откровение. И я буду искать нужное место для его реализации и возвращаться туда, пока не дождусь подходящей погоды. Примерно так я снимал своего «Исследователя» в байкальских гротах — перед моими глазами возник этот образ маленького человека, стоящего ночью у входа в ледяную пещеру, что-то в духе постера «Нечто». Вначале я ошибся с гротом, а потом еще несколько дней ждал, когда расчистится небо и появятся звезды. Когда же все сложилось, я вышел на мороз и снимал несколько часов, пока не получил нужный результат.


О ви́дении

Я очень надеюсь, что ви́дение все-таки можно развить. Наверное, не всем дано раскрыть в себе абсолютное чутье, но чувство прекрасного натренировать можно совершенно точно. Разумеется, если задать себе правильную систему координат, в которой прекрасным будет действительно прекрасное.


О критерии хорошей фотографии

Критерием хорошей фотографии я считаю эмоции. Если в кадре они есть, значит, снимок удался.


О фототехнике

Я снимаю камерой Nikon и объективами Nikon и Tamron. Последние открыли мне окно в мир длиннофокусной оптики, и теперь я не выкладываю 150—600-миллиметровый из кофра. Оказалось, что мир просто наполнен пейзажными сюжетами для этих фокусных расстояний! В поездках я вожу с собой штатив Gitzo Explorer, поляризационный и несколько нейтрально-серых светофильтров Hoya, а также комплект вспышек Nissin с радиосинхронизатором. Иногда в путешествии мне хочется снять цикл портретов с постановочным светом, и для таких задач этот комплект света — лучшее решение.


О чертах характера

Фотографу в первую очередь должна быть присуща внимательность к тому, что происходит вокруг. Умение перестать говорить и начать слушать. Желание понимать и принимать мир вокруг таким, какой он есть.


О мастерах фотографии

Мне очень нравятся работы Кристофера Беркетта — он так тонко выстраивает хаос в кадре. Майкл Кенна потрясающе смотрит на мир. Трогают фотографии и проекты Грегори Кольбера.


Анкета. Об авторе

Имя, фамилия, возраст: Антон Агарков, 31 год.
Веб-сайт: http://whiteroad.me/.
Техника: Nikon D810, AF-S Nikkor 14–24 f/2.8, AF-S Nikkor 24–70 f/2.8, AF Nikkor 80–200 f/2.8, Tamron 150–600 f/5-6.3, штатив Gitzo Explorer, поляризационный и нейтрально-серый фильтры.
Выставки, награды, достижения: победитель Global Arctic Awards, «Дикая природа России», AdMe Photo Awards. Участник проекта «Первозданная Россия».
Источник вдохновения: мир вокруг. И стена дома напротив — она подталкивает меня этот мир исследовать.
Лучший совет: прислушивайтесь к эмоциям — они важнее любой техники.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

Nikon Lens Campaign
Оптимизайшн
Игры со временем