Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
ThinkTank
Ромуальдас Пожерскис: «Мир, который я снимал, умер»

Ромуальдас Пожерскис:
«Мир, который я снимал, умер»

#портфолио #современная_фотография
Ромуальдас Пожерскис:
«Мир, который я снимал, умер»
14 августа 2014
Фото:Ромуальдас ПожерскисРомуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Ромуальдас Пожерскис — заслуженный работник культуры Литвы, член Союза фотохудожников Литвы и международной федерации FIAP, обладатель премии Alfred Toefler за вклад в развитие и сохранение культурного наследия стран Центральной и Западной Европы. Творчество Ромуальдаса давно признано классикой фотографии и наивысшим уровнем фотомастерства. Искренний, душевный и открытый, он рассказал нам о своем понимании искусства и творческом пути.


— Ромуальдас, здравствуйте! Сразу хотим сказать огромное спасибо за то что нашли время на беседу с нами! Расскажите, пожалуйста, когда вы начали фотографировать? Если говорить о самых первых попытках, еще до событий 1972 года в Каунасе?

— Это очень интересная тема. Долгое время я собирал историю своей семьи и составлял генеалогическое древо. Дошел до 1400-х годов. Среди моих предков была следующая история. Мой дядя учился в Санкт-Петербурге и перед революцией 1917 года был проектировщиком железнодорожных мостов вокруг Байкала. В 1918 году его расстреляли. Был отдан приказ взорвать мосты. Но он не смог этого сделать. Не смог уничтожить то, что создал сам... До этого события он привез в Литву три ящика со стеклянными негативами. Он очень много снимал Байкал и Монголию. Все эти негативы бесследно исчезли в годы Второй мировой войны. Об этом я много слышал в детстве. Мне рассказывал отец. Я начал снимать в школе, в 7-ом классе. Многому меня учил мой отец.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Победы и поражения»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Победы и поражения»

В 1972 году в Каунасе были демонстрации, которые я снимал. Меня арестовали, неделю я провел в тюрьме, за это меня исключили из комсомола. Я понял, что должен что-то сделать в жизни. Потому что жизнь идет очень быстро. Так я занялся фотографией. Мы с другом Виргилиусом Шонтой сделали проект и вскоре организовали выставку. Я получил награду от комсомола. Нас приняли в Каунасский клуб литовских фотохудожников. Нашим учителем был Александрас Мацияускас. Наши работы стали активно выставлять по Европе. Таким образом я поступил в группу лучших фотографов Литвы, и Антанас Суткус сказал мне: «Если ты будешь делать хорошие фотографии, ты получишь все необходимые оборудование, пленку, мы будем покупать твои работы, и ты сможешь обеспечивать себя фотографией». Нам надо было делать хорошие работы! К этому мы стремились с самого начала. Знаете, меня иногда спрашивают: что я не умею снимать? А я отвечаю: я не умею снимать статичные вещи. Вот например, бокал пива. Я могу снять его для рекламы, так, чтобы было красиво. Но я это не люблю. Я люблю снимать эмоции, все жизненные чувства. Я знаю, как встать, я знаю, где что может произойти.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

— Расскажите, пожалуйста, о фотографиях, которые наиболее дороги вам.

— Это, безусловно, самая первая моя работа с мотокросса. Я сам 4 года ездил на мотоцикле, был байкером. И вот, Мацияускас послал на гонки и сказал снять инспектора. Но когда я приехал, то увидел этого парня и снял.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Победы и поражения»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Победы и поражения»

Это была знаковая для моего творчества фотография. Она много раз выставлялась и получила много наград. Эта серия далась мне легко. Я был рад этому звуку, запаху, эмоциям...

Другая моя любимая фотография — это поцелуй бабушки и дедушки из серии «Сельские праздники» и ребенок на качелях из серии «Старый город». Я всегда снимал сериями. У меня нет одиночных работ. Мои серии — это маленькие рассказы, сюжеты. Это не как стихотворения, а скорее как роман с разными главами.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Мы дружим с латвийскими фотографами, они больше работают с одиночными снимками: одна фотография, один сюжет. Я же говорю своим студентам: делайте 10 фото, и в них должно быть начало, кульминация и заключение. И обязательно должно быть понятно, что вы хотели сказать. Мораль должны быть видна.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Кстати, отбор фотографий для выставок, печати, слайд-шоу, по многим параметрам различается. И это тоже нужно учитывать.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

— А остальные темы своих проектов вы выбирали самостоятельно?

— Как я уже сказал, на мотокросс меня отправил Мацияускас. Потом я жил в Каунасе в районе Зеленой горы. Внизу был старый город. Он казался мне страшным и неизведанным миром. Там было шумно, бегали, как мне казалось, злые дети, бродили алкоголики. Однажды я смотрел альбом Брюса Дэвидсона с городскими фотографиями. Я увидел, как он снимает, и подумал, что могу попробовать нечто подобное в старом городе. И обнаружил там такие вещи, что понял: этот мир мне тоже интересен! Снимать такое тоже надо уметь. В мотокроссе тебя не видят. Все полностью поглощены своими эмоциями. А тут было сложнее. Все тебя видят. Надо было найти подход. Я говорил людям, например, что их дом будут разрушать, и мне надо его снять. Все начинали волноваться и вскоре забывали обо мне. Я снимал этот же город в 2010 году. Но теперь... Детей нельзя снимать. Дворы приватизированы. Ходить нельзя. Тех детей и дворов уже нет. Того мира, который я снимал, уже нет... То есть, каждая тематика требует оптики и способа съемки.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Старый город»

— В ваших фотографиях много боли и страданий. Как вы думаете, насколько видение фотографа связана со способностью сопереживать и чувствовать?

— Если мы послушаем литовские народные песни, то убедимся, насколько сильно они отличаются от польских, белорусских и других. Они очень грустные и глубоко душевные. Литовский язык — очень старый и самый близкий к санскриту. Те же черты присущи и литовской фотографии. Здесь не так много радости и беззаботности. Герой фотографий задумчив. Как символ можно назвать работу Суткуса «Пионер». Таково все наше литовское фотоискусство.

Пионер. 1964 год. Фото: Антанас Суткус

Пионер. 1964 год. Фото: Антанас Суткус

— То есть, вы думаете, что грусть в каком-то смысле — национальная черта?

— Да. Это уже заложено в душе, и ты не можешь поменять себя. Если сравнивать фотографию с музыкой, то будет классическая музыка. Не попса, не эстрада, не джаз. А именно классика.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

— В одном из своих интервью вы назвали фотографию «трудной профессией». Что вы имеете в виду? Фотографу важно творить вместе с единомышленниками? Может ли он творить в одиночестве и непонимании?

— Я имею в виду творческую фотографию. Мы работали вместе с Шонтой и понимали друг друга. Вместе снимали, например, пейзажи. Но фотографии, кстати, каждый раз были совершенно разные. Теперь в мире фотографии все иначе. Ты можешь сидеть дома и обсуждать свои работы по интернету со всем миром. Но я не верю в виртуальный мир. Ты можешь там утонуть. Фотография должна быть отпечатана. Если она в компьютере или телефоне — можно считать, что ее нет вовсе. Хорошо, когда есть 2-3 единомышленника или учитель. У меня были Суткус и Мацияускас. Мы могли вместе отдыхать, беседовать и обсуждать. Мы дружили семьями. Это очень важно. Кроме того, в Литве у нас было правило не впускать в свой круг чужих. Мы могли говорить на любые темы. И никто больше не мог войти в этот круг.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

— Вы когда-нибудь думали о том, что станете настолько известным автором, классиком фотографии?

— Я говорил Мацияускасу, что я — его лучший фотограф. Он отвечал, что лучший — он. Мы не боялись говорить о том, что мы будем хорошими фотографами.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Детская больница»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Детская больница»

— Чему в первую очередь вы стараетесь научить своих студентов? Что отличает профессионала от любителя на ваш взгляд?

— Любитель фотографирует тогда, когда видит что-то интересное. Профессионал находит то, что ищет, и снимает. Профессионалы не ходят с камерами по улицам и не берут их с собой повсюду. Мы едем снимать специально. Отключаемся от этого мира. У нас есть конкретная цель, идея, мы знаем, как надо и что нужно сделать для воплощения мысли.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Дом престарелых»

— Вы говорите о том, что цифровая фотография сильно изменила мир. А можете ли вы выделить достойных, на ваш взгляд, современных фотографов? Тех, кто продолжает традиции школы литовской фотографии.

— Есть такой автор — Римальдис Викшрайтис. Он снимал самое дно сельской глубинки. Давайте посмотрим, что самое главное в литовской школе фотографии?. Гуманность по отношению к герою. Мы никогда не издевались над людьми. Викшрайтис показывает людей по-другому. Он переступает этический рубеж, табу. Другие этого не делали. В Литве есть люди, которые делают интересные проекты. Но эти фотографии — словно повторение того, что уже есть в Англии, Америке... Это холодная документация. Интересные типажи, символы, названия. Но нет такой жизни, которая есть у Мацияускаса. Нет таких эмоций. Новое поколение говорит на интернациональном языке. Это совсем другие отношения. Новое поколение не сможет снимать как мы. Многие вещи, которые снимали мы, исчезли... 10 лет назад я поехал в деревню, где снимал сельские праздники. Сейчас там нет никакой религии, душевности. Девушки ходят полуголые в мини-юбках. Все исчезло. Я проехал 250 км, походил 2 часа, но даже не достал камеру. Мир, который я снимал, умер.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

— Кстати, об этическом рубеже. В вашем творчестве много довольно личных тем, связанных с больницами, домами престарелых. Насколько вам легко было работать с такими темами? Как вы думаете, насколько фотограф имеет право на проникновение в личную жизнь?

— Одна моя студентка с 1 курса снимала нищих. Снимала издалека. Я говорил ей: «Подойти к ними и договорись. Портрет сделай». Через 2 месяца она принесла хорошие портреты. Рассказала, что все было хорошо, и когда один человек дал согласие, согласились и остальные. Издалека фотограф — как враг, а вот когда ты подходишь близко, то становишься другом. Существует некоторая проблема при съемке молящегося. Или в семьях. Это их мир, внутренний мир. Сейчас я бы, наверно, не смог снимать такие сюжеты. Я сам должен быть уверен в том, что я должен снимать это. Это и есть рубеж. Я мог вести себя так, чтобы люди не замечали моего присутствия. Это трудно. Это серьезная психологическая работа. Бывало, я снимал сельские праздники — ехал за 200 км на праздник, который отмечается всего раз в году.. Но когда я начинал снимать, мне говорили: «Иди отсюда. Не снимай». Меня выгоняли. В таких случаях я садился в машину и ехал обратно. Я не мог больше снимать, не мог пойти к другим. А бывало, что меня принимали как родного. И другие люди, видя, что меня совершенно не стесняются, тоже были не против стать героями моих кадров.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Детская больница»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Детская больница»

— Ваше творчество выпало на время строгой цензуры. Насколько сильно цензура влияла на ваше творчество? И можно ли по воздействию сравнить ее с самоцензурой?

— Мы, литовские фотографы, всегда были на другой стороне идеологии. Сама советская идеология для нас была врагом, и мы имели право делать такие вещи, которые советская идеология не разрешала. Многие работ не печаталась. Я снимал сельские праздники около трех лет. Когда Суткус увидел эти снимки, то долго плакал. И сказал: «Я сделаю так, чтобы тебя никто не тронул». После 1972 года в моем доме каждый год были обыски. Суткус договорился так, чтобы КГБ меня не трогали. Таким образом, мне разрешалось снимать всё, но без права показа.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

— Данная выставка — по-настоящему грандиозное событие для Москвы. Ваше творчество в таком масштабе представлено впервые. Какие мысли и чувства сейчас переполняют вас?

— Эту выставку мы готовили два года. К сожалению, сейчас не очень благоприятная политическая обстановка... Хотя, я думаю, что искусство не должно быть связано с политикой.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

— Что для вас фотография?

— Фотография — это жизнь. Если ты начинаешь злоупотреблять фотошопом, реальность исчезает. Исчезает чувство действия. Когда ты смотришь на реальные фотографии, то всегда чувствуешь жизнь. Есть не очень интересные фотографии, но в них запечатлен настоящий момент. Для фотографий, как и для коньяка, важно время. Чем больше времени пройдет, тем лучше. Совсем другой вкус получается. В то время, когда я начинал заниматься фотографией, это было модно. Мне нравилось, что в фотографии ты можешь быть одиноким. Ты не зависишь ни от кого. Своим студентам я всегда говорю о трех важнейших вещах. Первое: ты должен знать, что ты хочешь снимать. Второе: ты должен знать, как ты будешь снимать, какие ракурсы выбирать и какие объективы предпочесть. Третий и самый трудный вопрос, который, порой, так и остается без ответа всю жизнь: почему ты фотографируешь? Ведь всегда есть причина. Искусство — оно алогично. Логично делать карьеру, заниматься политикой и экономикой. А искусство алогично. У человека всегда есть какая-то проблема, из-за которой он обращается к творчеству.

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

Ромуальдас Пожерскис. Из серии «Сельские праздники»

— Большое спасибо за беседу! Еще раз поздравляем вас с выставкой и желаем новых успехов!

— Вам спасибо!

12 августа в Центре фотографий имени братьев Люмьер открылась выставка Ромуальдаса Пожерскиса «Большая форма», на которой представлено более 70 авторских отпечатков из 7 ключевых циклов автора, созданных с 1974 по 2005 год. Выставка продлится до 5 октября 2014 года.

Беседовала Екатерина Елизарова

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий