Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
ThinkTank
Залман Шкляр о красоте мира без ненужной шелухи

Залман Шкляр
о красоте мира без ненужной шелухи

#портфолио #уличная_фотография
Залман Шкляр
о красоте мира без ненужной шелухи
19 июня 2015

Залман Шкляр — фотограф, который успешно работает в нескольких направлениях. Любовь к архитектурному геометризму привела его к созданию собственного фотоагентства ZS Photo Agency. Занимается оно съемкой архитектуры и интерьеров. Но, как говорит Залман, он стремится оживить кадры психологией и эмоциями человеческого присутствия. И отсюда его второе увлечение — уличная фотография.


Визитная карточка

Zalman Shklyar & ZS Photo Agency

Сайт: photozalman.ru

Социальные сети: Facebook, Flickr, Instagram, ВКонтакте


— Добрый день, Залман! Для начала традиционный вопрос. Расскажите, пожалуйста, о себе: кто вы по профессии и как открыли для себя мир фотографии?

— И вам хорошего дня! Ваши два вопроса можно соотнести с одним глобальным: «Кто я?» Написано в Книге Коэлет, автором которой является сам царь Соломон: «Какая выгода человеку от всех трудов его, что он трудится под солнцем?» и далее дается ответ: «Видел я все дела, что делаются под солнцем, и вот всё суета и погоня за ветром». Многие занятия в этом мире являются пустыми и бесполезными, человек может тратить понапрасну много времени, заниматься зарабатыванием денег и даже фотографировать ради удовлетворения своего «я». Это не мой путь, он мне чужд.

Если быть более прямым и откровенным, то моя профессия — изучать заповеди Торы и жить согласно им, как богобоязненному еврею. Более того, мир фотографии я открыл для себя именно из этой книги.

Мир, который создал Творец, многогранен, и одна из моих задач как фотографа — раскрыть его красоту и очистить ее от ненужной шелухи. Это как гроздья винограда, окруженные листьями: с одной стороны, они его защищают, а с другой самое ценное — это сам виноград, ягода.

Иными словами, не существует мира фотографии как отдельной субстанции. Это просто некий инструмент раскрытия святости здесь. И если он находится в правильных руках, руководимых разумом, то задача будет решена и цель достигнута. Вот как-то так (улыбается).

«Московские лужи», Москва, 2015

— Вы снимаете уже более 10 лет. С чего вы начинали? Какие знаковые моменты можете припомнить? Может быть, были работы, которые помогли понять свой путь в фотографии?

— На самом деле я начал фотографировать еще в детстве. Это было пионерско-неформальное время, когда щелкаешь всё, чтобы хоть как-то зафиксировать на память любые жизненные эпизоды. И конечно, это была пленка. Мой друг Константин Юинг еще лет 25 назад научил меня всем основам пленочной фотографии, от композиционных экспериментов с объектом съемки до печатания и просушки на прищепках. Наверное, вкус к нестандартному видению стал у меня формироваться с детства.

Но свой путь в фотографии я до сих пор не ощущаю. Почему? Потому что это не отдельная какая-то тропинка, а просто взгляд на мир, в котором дышишь. Более того, фотография — это то же самое, что и любое иное искусство, например поэзия, музыка... С последними я тоже «в друзьях» почти с рождения.

Недавно, общаясь с джазовыми музыкантами братьями Бриль, я услышал от них подтверждение этого факта. Ритмы стихосложения, чувствование слов и музыкальных пауз, гармоничность либо анархический провокационный хаос — все это присуще любому виду традиционного искусства.

«Бег на одной ноге», Тель-Авив, 2014

— Как вы изучали фотографию? Может быть, посещали какие-то курсы, мастер-классы?

— Во всем виновата моя лучшая половина — жена. Она мне как-то сделала подарок — взяла и записала в ученики к фотографу Ларе Эльбаум, которая еще больше раскрыла меня и придала моему фотографическому вкусу более отчетливый вид. Поэтому что такое художественная фотография и с чем ее «едят» — это ее заслуга. Знаете, в какой-то момент, мне кажется, Лара поняла, что меня тянет на полный андеграундный авангард и отправила меня в свободное плавание...

Недавно прошла моя персональная выставка «Поэтика стрит-фотографии. Человек в геометрии». Среди многочисленных отзывов Лара написала мне в книге пожеланий: «Мне очень гордо!» И эти слова для меня многое значат.

«Ожидание в отражении», Тель-Авив, 2014

— Расскажите, пожалуйста, о проекте ZS Photo Agency. Вы реализуете в нем свою любовь к архитектуре?

— Это мое фотоагентство, которое я создал несколько лет назад. Основная его специализация — съемка архитектуры и интерьеров. Фактически это мой основной «фотозаработок» в сочетании с любовью к архитектурному геометризму. Название из первых букв — это аббревиатура моих имени и фамилии.

«Ритмы подземных переходов», Москва, 2015

— Что нужно для коммерческой съемки архитектуры и интерьеров? Специальная техника? Навыки? Может быть, даже особое художественное видение?

— Хорошие вопросы. А что нужно для успешной съемки в любом жанре? Вы знаете, коммерческий вопрос важен, но не является основой моей фотодеятельности. Важен в первую очередь творческий интерес, если его нет, то ничего хорошего не выходит. Когда я снимаю, то буквально погружаюсь вовнутрь объекта съемки, начинаю чувствовать его каким-то отдельным чувством. И это касается не только стрит-фотографии, но и архитектурной съемки. В конечном итоге я сочетаю и то и другое, но при этом в первую очередь делаю акцент на геометрию архитектурного авангарда и оживляю его психологией, эмоциями человеческого присутствия. Все остальное — вопрос техники, которая, кстати, в моем арсенале различна — от мануальных супершириков для вытягивания линий архитектуры и интерьеров до творческих тилт-шифт-стекол.

«Цепочка», Муром, 2014

— Как думаете, фотография — это всегда субъективный взгляд автора через призму того, что он замечает в окружающем мире?

— Нет, конечно. У автора нет своего взгляда. Мы вообще ничего сами по себе не имеем. Это либо дается сверху, либо нет. Главное — успеть раскрыть свою ладонь и потом не забывать быть благодарным. Можно овладеть техникой, можно усовершенствоваться в каких-то аспектах фотосъемки, но это будет только поверхностью, формой, стандартом. Я знаю много фотографов, которые живут этим ремеслом, особенно среди репортажного жанра. Но этот «автомат», в конечном счете, загубил их потенциал в фотоискусстве. Не всех конечно, но многих. Они не могут видеть по-другому, у них потолок уже достигнут. Поэтому, либо дано, либо нет. Это из серии «медведь на ухо наступил»... Но, возникает вопрос — а можно ли постичь эстетику, чтобы иметь «особое» видение и творческий вкус? Можно. Только для этого надо много читать соответствующую литературу и анализировать творчество классических фотографов и конечно практиковаться. Все по-порядку. Было бы желание и тогда потенциал сверху раскроется.

«Станция Фили», Москва, 2015

— Как научиться видеть и замечать больше?

— Достаточно одного мига, чтобы взгляд выстроил композицию кадра в геометрических составляющих и в сочетании с выраженной эстетикой. Но для этого нужно учиться видеть этот мир, а значит понимать его!

«Зависимость», Москва, 2014

— Сегодня вы активно снимаете в жанре уличной фотографии. Расскажите, что для вас означает уличная съемка?

— В принципе, я уже ответил на вопрос. Это попытка показать те грани нашего мира, которые раньше не замечали или им не придавали должного значения. Ценность скрывается буквально под ногами, и эту искру надо только поднять и раскрыть. Стрит-фотография для меня — это философия формы общения с окружающим миром посредством стекол на моем носу в оправе очков и через стекла на моем фотоаппарате, погрузиться с чистыми намерениями, чтобы увидеть и понять.

«Коммунизм. К светлому будущему», Москва, 2015

— Почему вы предпочитаете снимать сверху вниз и снизу вверх?

— Я так вижу, мне так интересно. А может, это воспитанный вкус. Я же говорю, эксперименты с композицией у меня с детства. Но есть одна важная деталь, которую я стараюсь не переходить. Это грань на стыке формализма и поэтики. Формализм я отвергаю в своем творческом процессе, стараюсь избегать его. В этом плане я пытаюсь склонить маятник в сторону не формализированной метафизики, а к поэтике.

«Спешащая бабулька», Москва, 2015

— Есть ли сюжеты в уличной фотографии, которые привлекают вас больше остальных, — отражения, случайные портреты, детали архитектуры и прочее?

— Меня привлекают те ракурсы, которые будут для меня недосягаемы. Если я понимаю, что тот или иной объект будет смотреться как-то необычно, то сделаю все, чтобы заполучить этот результат. Картинка складывается в моей голове порой молниеносно — и пространство, и форма, и ритмичность. Но для этого должно быть чистое, не смешанное ни с чем намерение.

«Ребенок и сакс», Москва, 2015

— Уличных фотографов часто спрашивают, как преодолеть боязнь снимать без разрешения? Что вы скажете на этот счет?

— Я никого не боюсь, кроме Бога! Если возникает конфликтная ситуация, то причину надо искать прежде всего в себе. Уличный фотограф как минимум не должен вызывать негатив либо он должен быть незаметным. Рецептов много. Как-то об этом хорошо высказался Георгий Пинхасов: «Всё зависит, первое, от твоей интуиции, второе, опыта, и третье, той ситуации, в которой находишься».

«Фигура и структура перехода», Москва, 2015

— Снимая незнакомых людей, вы стараетесь быть незамеченным или режиссируете окружающую действительность? Всегда ли вы добиваетесь задуманного кадра, несмотря на реакцию окружающих?

— Когда как. Бывает, я специально стараюсь вызвать интерес у окружающих, расставив «отвлекающие ловушки» для их взглядов. Предположим, если вы поместите около себя красный, яркий предмет, то в первую очередь люди будут обращать внимание на него. А это даст шанс увидеть со стороны их удивленный взгляд и зафиксировать его. В этом случае я режиссирую, провоцирую. В других же ситуациях я нахожусь в растворенно-скрытом режиме.

«Вне решетки», Москва, 2015

— Случались ли у вас конфликтные ситуации? Как на них реагировать, что посоветуете?

— Случались, особенно с охранниками торговых центров. Есть два варианта решения: уйти в сторону либо быть грамотным и принципиальным юристом с удостоверением фотожурналиста как представителя СМИ.

«Бегущий ребенок», Тель-Авив, 2014

— Рассуждая о фотографии в целом и уличной фотографии в частности, Брессон уделял огромное внимание решающему моменту. А что для вас означает это понятие? Что должно произойти в окружающем мире и в ваших мыслях, чтобы вы нажали на кнопку затвора?

— У меня такое же мнение, что и у Брессона. Хотя я полагаю, что в этом понятии он не открыл ничего нового. Брессон просто описал, что из себя должен представлять фотограф во время нажатия на «курок». Безусловно, понимание построения кадра, ожидаемого события соприкасается с интуицией фотографа. Нужно уметь предвидеть событие, быть погруженным в него либо наблюдать в роли посредника... Вы знаете, кто Главный Фотограф? Мы можем только выполнять действия, а событие либо будет происходить, либо нет. Это тот же подарок, который либо принимаешь, либо не замечаешь. Иногда я, предвидя то или иное событие, делаю только один кадр. Искра взлетела.

«Женщина. Сочетание и сложение», Москва, 2015

— У вас очень много черно-белых фотографий. Вы сразу снимаете в монохромном режиме или же обрабатываете потом?

— Я сразу снимаю в черно-белом режиме. Мне так просто удобно: не отвлекаюсь на детали палитры, поэтому вижу сразу суть, на нее и нацеливаюсь. Цветовое решение — это отдельная тема для рассуждения. У меня в этом тоже есть свои приоритеты. Если в общих чертах, то мне импонирует цветовое решение Георгия Пинхасова и Бориса Савельева.

«Хасид на зебре», Иерусалим, 2014

— Что для вас вообще означает обработка? Уместна ли она в документальной, и в том числе в уличной, фотографии?

— Обработка уместна всегда. Давайте быть честными: при проявке и химической обработке снимков тоже происходит обработка кадра. Фотохудожник может с помощью разных технических возможностей придать ему свой настрой, эмоциональную нагрузку. Фактически цифровая программная обработка (минимум которой существует в прошивках современных цифровых фотоаппаратов) — тот же самый процесс. Споры о том, что лучше, пленка или цифра, или обработка фотошопом, или фотография должна быть «чистой», — на мой взгляд, большая глупость. Важна реализация конечной цели, важен результат, который заставляет задуматься.

«Пляжный волейбол», Тель-Авив, 2014

— Сколько кадров вы можете сделать за одну прогулку? Вы относите себя к «пулеметчикам» или «снайперам»?

— Стараюсь быть «снайпером». Мой процесс съемки сложен и по-своему изнурителен. Это из серии, когда количество переходит в качество. Можно из тысячи кадров выбрать один (и такое у меня тоже бывает), а бывает, я делаю сразу один-единственный и понимаю, что сегодня лучше, чем это, я не сниму.

«Безликий», Москва, 2015

— Вы просматриваете фотографии сразу или через какое-то время? Считаете ли вы, что взгляду необходимо давать отдых?

— Я начинаю просматривать снимки в тот же день, делаю черновой отбор. Потом в течение пары дней довожу их до идеала, сравнивая. Периодически спрашиваю мнение своей жены как человека с чистым взглядом со стороны.

«Лестница и Менеджер», Москва, 2015

— Чем вы сейчас снимаете?

— Для каждой задачи у меня своя техника, довольно большой арсенал. Скажу так: я пользуюсь тем, что мне удобно в тот или иной момент. Больше предпочтений я сейчас отдаю Olympus и Canon. Порой мне приятно держать в руках большую тяжелую зеркалку от Canon, особенно для портретных или студийных съемок. Но для улицы мне больше нравится компактный Olympus.

«Метро-геометризм», Москва, 2014

— Ваши фотографии — результат запланированных прогулок по городу или вы снимаете просто мимоходом?

— Со своим компактным фотоаппаратом я не расстаюсь никогда. Поэтому на улице у меня всегда под рукой Olympus, ведь интересный сюжет может быть мимолетным. Но последние несколько лет я мыслю серийно, например, хочу сделать серию фотографий, объединенных определенной тематикой, поэтому и планирую съемку. Бывают ситуации, когда у меня есть немного свободного времени и я чувствую, что надо начать съемку, должен быть «клев». И, как правило, уже не могу остановиться, процесс затягивается на часы, пока я не сделаю тот кадр, который меня остановит. Сопереживание творящимся вокруг событиям, эмоциональная одухотворенность — все эти составляющие захватывают меня, заставляют, наблюдая за этим миром, познавать его.

«Осенний московский дождь», Москва, 2014

— Среди других своих интересов вы называете музыку, книги. Какую музыку вы любите и снимаете ли с музыкой?

— Нет, с музыкой не снимаю. По той лишь причине, что не хочу пока смешивать и дополнять одно искусство другим, хотя корень у них один.

Тем не менее, я периодически снимаю известных музыкантов во время их концертов. Даже готовлю отдельный проект-выставку на эту тему. В моем портфолио есть психологические фотографии Юрия Башмета, Геннадия Рождественского, Алексея Козлова, братьев Бриль, «АукцЫона» и других. Я и сам увлекаюсь музыкой всю свою жизнь, наверное, с пятилетнего возраста, когда пошел в музыкальную школу. В настоящее время предпочитаю слушать джаз, раньше любил психоделический панк Егора Летова, с которым в начале 1990-х вел переписку (остались даже его уникальные философские письма).

«Динамика. Яффский пляж», Тель-Авив, 2014

— Какая литература вдохновляет вас? Становятся ли фотографии воплощением внутренних переживаний, дум, поисков?

— Есть только одна книга, которая меня вдохновляет, — Тора. Что касается переноса своего внутреннего мира на фотографию, то, скорее, всё наоборот. Это мир воплощается в моих снимках, с его знамениями, сакральностью. Я только раскрываю его.

«В снегопад из геометрии», Москва, 2015

— Есть ли мастера фотографии, творчество которых для вас особенно ценно?

— Когда-то много лет назад один гитарист, который не хуже Хендрикса выдавал симфонию на струнах, сказал мне, что невозможно оценить Баха. По отношению к нему нельзя сказать «нравится» или «не нравится». Это относится и ко всей классической музыке. И к фотографам, которые стали классиками. Классика — это достижение, планка, выше которой еще никто не смог прыгнуть. Индивидуальность Георгия Пинхасова — в его формах и гармонии цвета, это на уровне эмпиризма.

Я как-то получил письмо от известного в мире фотографа Rui Palha с отзывом о моих работах. Он написал коротко: «Very nice, Zalman!» Ему слова не нужны — он тоже мыслит эмпирически. А другой стрит-фотограф мирового уровня, Bill Rauhauser, которому уже более 95 лет (!), восторгаясь моими работами, написал, что мой взгляд очень креативен как для композиции, так и для самого субъекта съемки. А это и есть уникальность. Наверное... Не мне об этом судить.

— Большое спасибо за то, что нашли время ответить на наши вопросы! Удачи вам и новых прекрасных работ!

— Спасибо. Больше добрых дел и хороших новостей!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

Читайте также

19 мая 2015

Рикардо Виллани:
«Я должен быть быстрым»

Рикардо Виллани родился в итальянской провинции Монца, а сейчас проживает недалеко от Милана. Когда-то фотограф поступил на юридический факультет, но оставил учебу, поняв, что это не та сфера, которой он хотел бы посвятить свою жизнь. Фотография для него — способ воплотить мечты в реальность.

2 апреля 2015

Массимилиано Маркезе:
«Метро – это душа города»

Итальянский фотограф Массимилиано Маркезе (Massimiliano Marchese) говорит, что фотография научила его наблюдать за жизнью. Способом поделиться с миром своими эмоциями для него стала черно-белая уличная фотография.

21 февраля 2015

Заснеженные улицы глазами
Елены Лавровой

Участница нашего клуба Елена Лаврова работает в жанре уличной фотографии. Недавно она протестировала камеру Olympus OM-D E-M10 в очень непростых условиях московской зимы: снег, слякоть, минусовая температура... Давайте посмотрим, что же из этого получилось.

ThinkTank
люмьер
МАММ